Хан Гирей: биография. Династия Гиреев. Версии: Иван Грозный и Хан Гирей, в поисках тайной печати Где правил девлет гирей

Нахлебавшись в полной мере космополитизма и либерально-подданнического неверия в собственные силы, подавив, на всякий случай, все попытки произнесения, прочтения, написания, опубликования слова «русский», политическая верхушка пришла к необходимости, - нет, уткнулась в необходимость реанимации такого архаичного, такого неудобного и шершавого, такого опасного и непредсказуемого социального трэнда, как патриотизм .

Но, поскольку из государственно-правового оборота слово «идеология» вытравлено напрочь, то и действия и волевые решения верхушки не соотносимы с понятием «идеология», как невозможно соотнести философский спор «Что первично: курица или яйцо» с синеватой куриной тушкой на базарном прилавке.

А раз научно-идеологический подход к решению задачки по укреплению в обществе патриотических умонастроений верхушке недоступен, в ход идут самые разнообразные, порой экзотические способы поднятия патриотического духа. Например, создание Министерства Патриотизма. Ну, пусть не министерства, но ведомственной структуры «Роспатриотизм» уж точно.

Собственно, такой способ решения практически любой российской проблемы уже перестал быть экзотикой. Как-то примелькался даже настолько, что не вызывает недоумения у большей части россиян. Власть-то, похоже, и не знает других способов решения насущных государственных проблем, кроме создания еще одной бюджетопоглощающей госструктуры.

Однако, раз Министерство Глупости уже создано, его надо чем-то занять. Чтобы хоть немного оправдывало вложение бюджетных средств. Хороша советская игра «Зарница», но ведь она имеет смысл, когда имеет смысл, то есть, наполнена смыслом и содержанием. Иначе она обязательно превратится в скаут-движение, но это уже не патриотизм, а очередной виток либерального подобострастия и верноподданнической любви к чужой родине и культуре.

Вот и предлагаю я занять Российское государственное агентство «Роспатриотизм», а с ним и «племя младое, незнакомое», важным и нужным делом расчистки завалов родной истории, восстановления ее подлинного лица, реальных фактов и исторической справедливости, истинных подвигов и славы, забытых и намеренно скрываемых героев. И вот тут-то истинно российская патриотическая игра «Зарница» может обрести новую жизнь и новое, живое и интересное развитие.

А для затравки интереса расскажу о небольшом эпизоде нашей родной истории, которая по прихоти нескольких поколений верхушки остается известной лишь небольшому кругу специалистов и любителей русской истории.

Шел 1572 год. Русскую землю уже несколько лет подряд трепал чумной мор и голод. Чуму завезли из Европы «аглицкие» торговые люди, но Россия с ее баньками и привычкой к чистоте вполне успешно ей противостояла. Но четыре подряд неурожайных голодных года взяли свое - чума выкосила почти три четверти населения. Казалось, вымерли почти все. Татары угоняли в рабство молодых женщин и детей, всех остальных убивали. Юг страны опустел настолько, что, по свидетельству современника, сидевший на Перекопе еврей-меняла и скупщик рабов, наблюдая нескончаемые вереницы пленников, изумленно спрашивал: «Остались ли еще люди в той стране?».

Те, у кого еще были силы и средства передвигаться, к весне 1571 года тянулись ближе к Москве, надеясь там найти хлеб, пристанище и защиту от нескончаемых набегов наглеющих на глазах крымских татар. Но в мае 1571 года крымский хан с 40 тысячным войском, воспользовавшись изменой бояр и сговором с Польшей, приблизился к Москве и не стал брать ее штурмом, а подпалил ее. Государь Иван IV Васильевич (не Грозный, Грозным он стал не ранее XVIII века) едва успел унести ноги и остатки казны в Новгород.

Москва выгорела полностью, в огне погибли десятки тысяч людей. Защищать ее было уже некому. На обратном пути войско татар вырезало 36 российских городов, уничтожило сотни тысяч русских людей, десятки тысяч погнало в плен, где их евреи-перекупщики продали в рабство в Стамбул.

Казалось, уже ничем нельзя было спасти Русь от расчленения и разорения. Казалось, государства уже не существует более. Государь был вынужден вступить в унизительные переговоры с крымским ханом и обещать ему Астраханское ханство в обмен на передышку в набегах. Однако, хан Девлет I Гирей уже не желал Астраханского или Казанского ханства, он дерзко и хвастливо писал царю, что его теперь интересует только его голова и его престол. В довершение хан отправил царю кинжал, чтобы «Иван зарезал себя».

В лето 1572 года хан вновь собрал войско из 120 тысяч конных воинов - татар и ногайцев, 33 тысяч турок с артиллерией и 7 тысяч турецких янычар. Хан был настолько уверен в легкой и быстрой победе, что еще до начала похода раздарил земли и города русские своим родственникам, свойственникам и приближенным мурзам.
Для обороны еще не восстановленной после прошлогоднего пожара Москвы царь Иван Васильевич смог собрать опричного и земского войска числом чуть более 20 тысяч человек, что само по себе было чудом. Сохранились точные списки тех, кто встал под командованием князя Михаила Ивановича Воротынского на оборону столицы в лето 1572 года числом в 20034 человека и неизвестное число прибывших с Дона на подмогу казаков Михаила Черкашина (от двух до трех тысяч человек).

Все это «порубежное» войско, вооруженное пушками и пищалями, а земство - вилами, косами и топорами, встало на Оке в районе Коломны и Серпухова в 50 верстах от Москвы.

27 июля крымско-турецкое войско подошло к Оке и начало переправу через нее в двух местах - у деревни Дракино (выше Серпухова по течению) и у впадения в Оку реки Лопасни, у Сенькиного брода.

Здесь дорогу врагу преградил отряд из 200 «детей боярских» под командованием Ивана Шуйского. На них обрушился 20-ти тысячный авангард крымско-турецкого войска под командованием мурзы Тебердей-бея. Враги стократно превосходили защитников переправы по численности, несмотря на это, никто из русичей не побежал. Воды Оки от пролитой крови окрасились в красный цвет.

Все 200 молодых воинов, цвет и надежда русского боярства, сложили свои головы в бою у переправы, сдерживая натиск противника, много и врагов пало под их ударами.

Уцелевший остаток отряда Тебердей-мурзы достиг реки Пахры (недалеко от современного Подольска) и встал в ожидании главных сил, перерезав все дороги, ведущие в Москву. На большее он, изрядно потрепанный в битве у Сенькиного брода, был уже не способен.
В бою у Дракина отряд полководца Дивей-мурзы разбил полк воеводы Никиты Одоевского, тем самым открыл прямую дорогу на Москву. Хан устремился к столице. Князь Воротынский не стал дожидаться, когда противник сожжет город, он снял войска с береговой линии и двинулся вдогонку.

Крымское войско изрядно растянулось. Если передовые его части стояли на реке Пахре, то арьергард только подходил к селу Молоди (в 15 километрах), где и был 29 июля настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого и храброго опричного воеводы Дмитрия Ивановича Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был наголову разгромлен.

Узнав о разгроме своего арьергарда и боясь удара с тыла, хан Девлет Гирей, был вынужден остановить свой прорыв к Москве и развернуть все свое войско. Хан решил разбить сначала армию Воротынского, ставшей неожиданной помехой крымским планам. Без ее разгрома, крымский владыка не мог достигнуть поставленной цели, уничтожить Русь.

Отряд Дмитрия Хворостинина оказался лицом к лицу со всей крымской армией. Но, верно оценив обстановку, молодой князь не растерялся и мнимым отступлением заманил противника к линии оборонительных сооружений, так называемому гуляй-городу, к тому времени уже развернутому на берегу реки Рожай (ныне - Рожая), в котором находился большой полк под командованием самого Воротынского. Началась затяжная битва, к которой татары были не готовы.
Пару дней в районе от Пахры до Молодей шли маневренные стычки. В них Девлет Гирей прощупывал позиции Воротынского, опасаясь подхода войск из Москвы.

Когда выяснилось, что русской армии ждать помощи неоткуда, хан 31 июля атаковал гуляй-город. Штурм удалось отбить, татары, понесшие значительные потери, были вынуждены отступить. Среди прочих был убит и советник крымского хана Дивей-мурза.
На следующий день, 1 августа, атаки прекратились, но положение в осажденном лагере было критическим - многие были ранены, почти кончились припасы и вода.

2 августа Девлет Гирей снова погнал свое войско на штурм, не считаясь с потерями, он любой ценой решил захватить гуляй-город, но приступ был снова отбит - крымская конница не могла взять укрепленную позицию, расположенную на холме. Для этого было необходимо иметь большое количество пехоты. И тогда крымский хан принял неожиданное для степняков решение - он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Дождавшись, когда главные силы крымчан (в том числе и янычары) втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, воевода Воротынский незаметно вывел большой полк, провел его лощиной и ударил в тыл татарскому войску. Одновременно вместе с этим из-за стен гуляй-города пошли в атаку и опричники Хворостинина. Не выдержав двойного удара, не привыкшие сражаться в пешем строю крымчане и турки побежали. Паника превратила грозных воинов в неуправляемое, перепуганное стадо. Битва перешла в обычную резню. Русские преследовали остатки татар до переправы через Оку, где был полностью уничтожен 5-тысячный их арьергард, охранявший переправу.
К ночи побоище стихло.

Потери, среди татарского войска были огромны: погибли все семь тысяч янычар, большинство татарских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлет Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен. Остатки войска «провожали» до самой границы, нещадно уничтожая.

До Крыма, из 120 тысячного войска, добралось не более 10 тысяч воинов…
Вот так бесславно закончился поход хана Девлет I Гирея на Русь.

Что касается итогов этой битвы, то это была последняя крупная битва между Русью и Степью. Крым, получив мощнейший удар при Молодях, не сумел оправиться от поражения - все боеспособное мужское населения Крыма оказалось уничтоженным.
Также практически полностью были уничтожены османские мурзы и янычары.
Победа тяжело досталась 5-ти тысячному опричному войску под командованием Дмитрия Хворостинина. В живых не осталось практически никого.

Осенью 1572 года опричнина была официально упразднена - все опричники полегли в том неравном бою лета 1572 года.

По своим историческим последствиям, масштабу, героизму победителей битва при Молодях не только не уступает, но и значительно превосходит многие известные нам исторические сражения, будь-то Куликовская битва или Бородино.

Однако, эта битва выпала из нашей памяти, нет ее и в учебниках истории. А ведь мы должны помнить о тех, кому обязаны своей жизнью, тем, что мы есть. Имена Воротынского, Хворостинина, Шуйского, Черкашина не известны почти никому в нашей державе, кроме узкого круга специалистов. Низкий поклон вам, наши предки, за эту величайшую победу русского духа и русского оружия!
В 2012 году пронеслась незамеченной 440-я годовщина той великой битвы и той великой победы.
В том же 2012 году создано Агентство «Роспатриотизм».

Татьяна Лукашонок,
Ставропольский край, г. Пятигорск

Итог Основные цели похода достигнуты
(нанесение ущерба) Противники Крымское ханство
Русское царство Силы сторон 40 000 - 120 000 человек 6000 человек

Крымский поход на Москву - набег крымского хана Девлет-Гирея на Москву , закончившийся сожжением российской столицы в мае 1571 года .

Весной 1571 года Девлет-Гирей собрал крупное войско. По разным данным, оно насчитывало от 40 000 до 120 000 тысяч крымской орды и ногаев . Основные силы Русского царства в тот момент были связаны Ливонской войной , поэтому «береговые воеводы» на Оке имели в своём распоряжении не более 6 тысяч ратников.

Поход

В самом начале 1571 года под руководством князя Воротынского была предпринята реформа cтаничной и сторожевой службы вызванная её неудовлетворительной работой и ложными сообщениями в предыдущем году.

Первоначально крымский хан намеревался ограничиться набегом на Козельские места, но получив сообщения от русских перебежчиков его армия обошла серпуховские приокские укрепления с запада и переправившись вброд через Угру , вышла во фланг русской армии, насчитывавшей не более 6000 человек. Сторожевой отряд русских был разгромлен крымцами, которые устремились к русской столице, угрожая отрезать пути отступления на север малочисленным русским войскам. Не имея сил остановить наступление врага, воеводы отступили к Москве . Окрестное население также бежало в столицу. Царь Иван IV тем временем выехал в Ростов .

Хан вышел к Москве одновременно с воеводами и разграбил лагерь под Коломенским . 3 июня крымские отряды разорили незащищенные слободы и деревни вокруг Москвы, а затем подожгли предместья столицы. Благодаря сильному ветру огонь быстро распространился по городу. Гонимые пожаром горожане и беженцы бросились к северным воротам столицы. В воротах и узких улочках возникла давка , люди «в три ряда шли по головам один другого, и верхние давили тех, кто были под ними». Земское войско, вместо того, чтобы дать бой крымцам в поле или на окраинах города, стало уходить к центру Москвы и, смешавшись с беженцами, утратило порядок; воевода князь Бельский погиб во время пожара, задохнувшись в погребе своего дома. В течение трех часов Москва выгорела дотла. Пожар мешал татарам грабить в предместьях. Осаждать Кремль хан не решился и ушел с множеством пленных, по некоторым данным, до 150 тысяч, услыхав о приближении большого русского войска. На другой день крымцы и ногайцы ушли по рязанской дороге в степь.

Ущерб

Оценить количество погибших и захваченных в плен представляется весьма трудным, историки называют цифры от 60 до 150 тысяч уведённых в рабство и от 10 до 80 тысяч погибших при нападении крымцев на Москву. Учитывая общую численность населения Московского государства в XVI веке , это число представляется завышенным, однако, как бы то ни было, ущерб без сомнения был огромен. Необходимо учитывать и то, что в Москве находились жители окрестных городов, надеявшиеся в столице найти защиту от нашествия татар.

О страшном разорении Москвы свидетельствует и папский легат Поссевино , который насчитывал в 1580 году не более 30 тысяч населения, хотя ещё в 1520 году в Москве было 41500 домов и не менее 100 тысяч жителей.

Значение

Ошеломлённый разгромом Иван Грозный в ответном послании ответил, что согласен передать под крымский контроль Астрахань , но Казань вернуть Гиреям отказался.

Многие советники Девлета I Гирея рекомендовали хану согласиться, однако в нём взыграла гордость, ибо хан не хотел нарушать данного обещания вернуть Казань своему роду. Более того, окрылённый успехами летней кампании, он выдвинул план полного разгрома и подчинения русского государства, нашедший поддержку у османской администрации в Стамбуле . И уже в следующем году нападение крымской армии повторилось. Однако битва при Молодях свела на нет успехи крымского хана.

Поход 1571 года наглядно продемонстрировал московскому правительству необходимость строительства каменной стены вокруг Белого города , которую было бы не под силу преодолеть татарской коннице. Белгородская стена была возведена в начале 1590-х гг. правительством царского шурина Бориса Годунова .

См. также

Примечания

Литература

Широкорад А.Б. Русь и Орда. - Москва: Вече, 2004. - ISBN 5-9533-0274-6

Ссылки

Девлет - Гирей

Хан Чингизид, прославивший себя сожжением Москвы, пленивший и продавший в рабство сотни тысяч людей из соседних с Крымом стран

Монеты времен правления Девлет - Гирея

О молодости Девлет - Гирея истории почти ничего не известно. Родственник крымского хана Сахиб - Гирея долгое время жил в Стамбуле при султанском дворе. Когда в 1551 году бахчисарайский престол освободился, султан отправил в Крым приглянувшегося ему Чингизида.

Утвердившись в Бахчисарае, Девлет - Гирей сразу же заявил о себе как злейший враг Русского царства, равно как и других соседей Крыма. При нем набеговая война приобрела большой размах, а общее число полоняников, проданных на невольничьих рынках Кафы (ныне Феодосии) и других городов Крыма, исчислялось не десятками, а сотнями тысяч человек.

Уже на второй год своего правления, летом 1552 года, Девлет - Гирей повел в набег на Русь свою 60–тысячную конную армию. В ее рядах находились турецкие янычары и пушкари. Более того, Крымское ханство в скором времени стало союзником противников Московского государства в Ливонской войне 1558–1583 годов.

Крымская конница в то лето, 21 июня, появилась под стенами города - крепости Тулы, гарнизоном которого командовал воевода Темкин. После обстрела города из пушек зажигательными снарядами крымчаки пошли на его штурм, который был отбит. Началась осада Тулы и разорение ее окрестностей.

Иван IV Васильевич отправил на выручку осажденным царскую рать. Ее передовой полк (15 тысяч конных воинов) атаковал войско Девлет - Гирея, а тульский гарнизон пошел на вылазку. Налетчики понесли большие потери и бежали, но преследователи настигли их в 40 километрах от Тулы на берегах реки Шиворонь, где произошла новая битва. После этой победы царь Иван Грозный отправился в Казанский поход.

В новый большой набег на московские пределы Чингизид собрался только летом 1555 года. Его 60–тысячная конная армия вновь двинулась на Тулу, однако в 150 километрах от нее, у деревни Судбищи, путь ей преградил полк поместного дворянства во главе с воеводой И.В. Шереметевым, который был послан царем в поход к Перекопу во главе 13–тысячной рати.

Шереметев разминулся с ханом. Узнав о движении вражеской конницы к Туле, воевода оставил 4 тысячи ратников охранять обоз, а сам с 9 тысячами конников стал преследовать врага. Двухдневная битва состоялась у деревни Судбищи. Полку раненого Шереметева пришлось держать круговую оборону в балке (овраге). Хан, узнав о подходе новых сил русских, ночью снялся с лагеря и ушел в степь.

Царь Иван Грозный решил предупредить новый вражеский набег. Весной 1556 года в низовья Днепра был послан отряд служилых людей во главе с воеводой дьяком М.И. Ржевским. Его войско на судах спустилось по Днепру и взяло у Очакова «крепостной острог», который был разрушен.

У турецкой днепровской крепости Ислам - Кермень русские ратники и украинские казаки шесть дней бились с конным войском крымских татар. Сражение закончилось тем, что крымчаки лишились отбитых у них конских табунов. Это было первое появление московской рати в низовьях Днепра.

Девлет - Гирей не оставлял своих помыслов относительно «поживы» за счет Московского царства. Летом 1569 года он со своей конницей стал союзником султанского полководца Касим - паши в походе на Астрахань. Поводом для похода стало то, что Астраханское ханство вошло в состав Русского государства.

Астраханский поход турок (20 тысяч) и крымских татар (50 тысяч) через южные задонские степи закончился полной неудачей. Подойдя к Астрахани, которую защищал небольшой русский гарнизон под начальством воеводы Карпова, османы не решились штурмовать крепость.

Султанская армия, простояв под Астраханью всего десять дней, начала отступление на Азов через степи Северного Кавказа. От болезней, голода и безводья, частых нападений закубанских черкесов османы потеряли до 70 процентов своего первоначального числа. До Азовской крепости дошло всего 16 тысяч человек.

Астраханская неудача сильно пошатнула ханское достоинство Девлет - Гирея. Тогда Девлет - Гирей решился утвердить свое властное положение среди подданных удачным набегом на русские пределы. Ему удалось осуществить задуманное с лихвой: набег конной армии крымского хана на Москву в 1571 году оказался на редкость удачен: город был сожжен. Такого страшного набега степняков Русь уже давно не знала.

В тот год в набег хан повел (по разным источникам) 100–120–тысячное конное войско, с огромной массой верховых лошадей и обозных верблюдов. Он знал, что южные рубежи Московского царства защищены слабо: шла Ливонская война, и основные силы русских находились далеко от берегов рек Оки и Угры.

Весной 1571 года «берега» занимала 50–тысячная рать воеводы И.В. Шереметева, которая отдельными полками и заставами занимала «перелазы» через Оку и Угру. Царь Иван Грозный, получив известие о начавшемся набеге, с отрядом опричников («опричным войском») подошел к Оке и занял позицию у Серпухова.

Хану удалось перехитрить противника: он двинулся по так называемому Свиному шляху, в стороне от позиций московского войска, и беспрепятственно «перелез» через Угру, оказавшись в тылу у полков воеводы Шереметева, защищавших берега Оки.

Такой вражеский маневр привел к «шаткости» в полках воеводы. Царь Иван Грозный со своим опричным войском оказался отрезанным от крепости Серпухов и отошел к Бронницам, и дальше - к Александровской слободе, имевшей крепостную ограду. Затем он «отъехал» в Кирилло - Белозерский монастырь.

Царские воеводы отступили от Оки к Москве. 23 мая они заняли оборонительные позиции в столичных предместьях. Вражеский удар ожидался по линии окраинной улицы Большая Ордынка. Здесь были поставлены две большие пушки, поразившие иностранцев своими размерами - «Кашпирева пушка» (вес - 19,3 тонны) и «Павлин» (вес - 16, 32 тонны).

Путь ханской коннице к Москве был открыт. 24 мая Девлет - Гирей подошел к городу, но штурмовать его не решился. Попытка прорваться к Московскому Кремлю по Большой Ордынке успеха не имела. Стоявший здесь большой полк воеводы князя Ивана Бельского отразил удар ханской конницы. Уличные бои не предвещали ничего хорошего незваным гостям из Крыма.

Крымчаки «разошлись» по окрестностям и пригородам Москвы и занялись привычным грабежом и «сбором» полоняников. Девлет - Гирей, среди прочего, приказал сжечь все хлеба, которые стояли еще не обмолоченными.

Столичные слободы были преданы огню в тот же день 24 мая. То есть, не сумев с налета взять огромный деревянный город, хан решил сжечь русскую столицу, используя для такого «зла» сильный ветер и сухую погоду. Москва выгорела за день полностью. От пожара уцелел только Московский Кремль благодаря своим не деревянным стенам. Но в нем взорвались погреба с «огненным зельем», то есть с порохом. От взрывов погибло много людей, а в двух местах обрушилась каменная крепостная стена. В огненном смерче погибли многие десятки тысяч горожан и ратников. Современники свидетельствовали, что Москву - реку в день 24 мая запрудили трупы людей, которые рискованно пытались найти в ней спасение от всепоглощающего огня.

Девлет - Гирей со своим войском, обременным военной добычей, ушел от горящей Москвы в тот же день 24 мая. Он получил известие, что к городу спешат от ливонской границы русские войска.

На обратном пути Девлет - Гирей разорил Рязанскую землю, превратив ее во многих местах в обезлюдевшую пустошь. Южнее Оки крымчаки разграбили 36 городов. Есть в истории сведения, что в набеге 1571 года Девлет - Гирей увел с собой в Крым, то есть в рабство, около 150 тысяч полона, по другим сведения - до 100 тысяч. Подавляющую их часть продали туркам.

В следующем году крымско - турецкое войско в 120 тысяч человек опять двинулось на Москву. Однако путь ему преградила 60–тысячная русская рать под командованием уже прославившего себя полководца воеводы Михаила Воротынского. Стороны сошлись в многодневной битве у села Молоди, в 60 километрах от Москвы (между Подольском и Столбовой).

Хан со своим войском сумел обойти вставшую на его пути полевую крепостицу русских («гуляй - город») и устремился было к Москве. Тогда воевода Воротынский снял полки с «берега» Оки и поспешил в преследование неприятеля. Вперед был послан полк конных ратников под командованием князя - воеводы Дмитрия Хворостинина. Он и настиг у села Молоди врага, смело атаковав ханскую конницу.

Подошедшие главные силы воеводы Воротынского преградили крымчакам и туркам путь к отступлению от Москвы. В состоявшейся битве войско Девлет - Гирея было разбито и бежало. По некоторым данным, хан Чингизид из своего 120–тысячного войска, уходившего в повторный набег на Москву, привел обратно в Крым всего 20 тысяч деморализованных воинов.

После этого страшного поражения Крымское ханство долгое время не могло восстановить свою военную силу. Чингизид умер в бесславии в 1577 году, терпя «срам от турского (султана)» и своих верноподданных, потерявших столь огромное число родных и близких.

Из книги Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 года автора Андреев Александр Радьевич

Глава 4. Накануне. Русско-турецкая война 1569 года. Нашествие Девлет Гирея 1571 года В конце 60-х годов XVI века была организована антирусская коалиция из Турции, Крымского ханства, Польско-Литовского государства и Швеции. Россия должна была быть атакована с запада, юга и востока.

Из книги 100 великих полководцев Средневековья автора Шишов Алексей Васильевич

Девлет - Гирей Хан Чингизид, прославивший себя сожжением Москвы, пленивший и продавший в рабство сотни тысяч людей из соседних с Крымом стран Монеты времен правления Девлет - ГиреяО молодости Девлет - Гирея истории почти ничего не известно. Родственник крымского хана

Из книги Тысячелетняя битва за Царьград автора Широкорад Александр Борисович

ПРИЛОЖЕНИЕ III Крымские ханы Гирей Хаджи-Девлет Гирей:1443 - 1466Менгли Гирей: 1466 - 1513Мухаммед Гирей I: 1513 - 1523Саадет Гирей I: 1523 - 1532Сагиб Гирей I: 1532 - 1551Девлет Гирей I: 1551 - 1577Семин Гирей: 1577 - 1584Ислам Гирей: 1584 - 1588Бора-Газы Гирей: 1588 - 1608Селямет Гирей I: 1608 - 1610Джанибек Гирей:

Из книги Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть автора Султанов Турсун Икрамович

Глава 2 Основатели Казахского ханства: Гирей-хан и Джанибек-хан Казахское ханство было основано двумя султанами - Гиреем и Джанибеком. Этот факт не должен удивлять нас. Случаев, когда государство создавалось совместными усилиями двух или нескольких родственных людей, в

Из книги Василий III автора Филюшкин Александр Ильич

Как Василий III и Мухаммед-Гирей пытались дружить против Астраханского ханства В апреле 1515 года власть в Крыму переменилась. Умер Менгли-Гирей. Хотя другом Василия III его можно назвать с большой натяжкой, все же это был хан, помнивший эффективный военно-политический союз

Из книги Иван Грозный и Девлет-Гирей автора Пенской Виталий Викторович

§ 2. Переход Девлет-Гирея в контрнаступление. Начало большой войны (1568-1570 гг.) Говоря о событиях 1568-1570 гг., с сожалением приходится отмечать, что, к несчастью для этой важной страницы в истории русско-крымских отношений, события совпали по времени с одними из важнейших

Из книги Крым. Большой исторический путеводитель автора Дельнов Алексей Александрович

автора Возгрин Валерий Евгеньевич

МУХАММЕД-ГИРЕЙ (1515 - 1523) В предыдущем разделе нами была довольно подробно рассмотрена история прихода к власти Менгли-Гирея, отмечено и какую цену пришлось за это заплатить не только хану, но и его крымским соплеменникам и множеству их потомков, попавших в вассальную

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

СЕАДЕТ-ГИРЕЙ И НОВОЕ ОСЛАБЛЕНИЕ КРЫМА Начало правления этого хана было омрачено распрей с беями, с теми же Ширинами, что ранее звали его на ханство. Но это был последний всплеск активности некогда могучего рода - Ширины явно сходили со сцены, хотя еще долго претендовали

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

ПОЛИТИКА ДЕВЛЕТ-ГИРЕЯ I И ЕГО ПРЕЕМНИКОВ Выше говорилось, что в Стамбуле постоянно находилось несколько младших членов рода Гиреев на случай, если нужно будет сменить хана. Так был сменен и Сагиб-Гирей. Султан прислал ему фирман на поход для усмирения черкесов, и когда хан

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

ИСЛАМ-ГИРЕЙ И БОГДАН ХМЕЛЬНИЦКИЙ Оживление контактов татар с казаками в середине XVII в. было в значительной степени вызвано очередным ослаблением султанской власти. Собственно, Порта осталась без владыки - Ибрагим был задушен, а его преемнику в 1649 г. едва исполнилось семь

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

VIII. КРЫМ В ЭПОХУ ДЕВЛЕТ-ГИРЕЯ II КРЫМСКО-УКРАИНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 1690-х гг. Крымские походы В.В. Голицына окончились без славы и принесли ущерб более Москве, чем Крыму. Когда наступила мирная передышка, то новый гетман первым делом попытался возобновить с татарами нормальные

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

ДЕВЛЕТ-ГИРЕЙ И КАНТЕМИР В начале XVIII в. новое, возросшее значение для политики ханов получили дунайские владения Турции - Валахия и Молдавия. В советской историографии тема эта мало разработана, и даже в самых серьезных трудах встречаются неясности и лакуны. Так,

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

ШАГИН-ГИРЕЙ Против последнего условия выступила уже не царица, а ее клеврет Шагин. Давно предавший интересы Крыма, он с 1772 г. не стеснялся всячески третировать земляков, открыто объединяя свои интересы с царскими, отказываясь от нормальных отношений "с такими

Из книги Хрестоматия по истории СССР. Том1. автора Автор неизвестен

179. ГРАМОТА КРЫМСКОГО ХАНА ДЕВЛЕТ-ГИРЕЯ К ПОЛЬСКОМУ КОРОЛЮ СИГИЗМУНДУ-АВГУСТУ С ОБЕЩАНИЕМ ПОМОЩИ ПРОТИВ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА Грамота датируется 1562–1564 гг.; сохранилась в русском переводе. К грамоте приложена небольшая черная печать, на которой белыми арабскими буквами

Занятый войной на Западе, царь старался всеми силами ладить с Крымом. Польский король давно уже подбивал хана Девлет-Гирея к нападению на русскую Украину, а царь в свою очередь старался всячески его задобрить, писал ему дружелюбные письма, величал Девлет-Гирея «своим братом», посылал ему «поминки», т. е. подарки, между прочим, дорогие одежды со своего плеча, драгоценные сосуды, причем писал: «В котором платье мы тебе, брату своему, дали клятву (в дружбе), и мы то платье с плеч своих тебе, брату своему, послали, и ты б, брат наш, то платье и носил на здоровье; а из которой чары мы пили, и мы ту чару с черпалкою послали к тебе же, и ты б из нее пил на здоровье». Но ничто не помогло. Принимая щедрые подарки от царя, Девлет-Гирей, ссылаясь на них, только выторговывал себе еще больше подачек от короля. Притом турецкий султан вознамерился во что бы то ни стало отнять у Москвы Астрахань и Казань и приказал своему подручнику, крымскому хану, выступить в поход на Астрахань (1569 г.). Турецкий отряд (в 17 000 чел.) и крымская орда Девлет-Гирея (50 000 чел.) двинулись к Волге; но поход этот совсем не удался. Турецкое войско не хотело оставаться на зимовку под Астраханью и терпеть во всем недостатки, волновалось, а когда дошла до турок весть, что в Астрахань пришла сильная русская рать, то и вовсе вышло из повиновения и без всякого бою обратилось в бегство...

В то время, когда в Москве свежи еще были в памяти народа лютые казни после новгородского погрома, когда голод и моровое поветрие уже свирепствовали во всей силе, – внезапно новая беда обрушилась на Русскую землю.

Девлет-Гирей и после неудачного турецко-татарского похода по-прежнему продолжал требовать у царя уступки Астрахани и Казани. Очевидно, это было только предлогом к нападению. Все лето 1570 года прошло в тревожных ожиданиях набега крымцев: русские разведчики видели в степях огромные облака пыли, следы многочисленной конницы, но появлялись татары всюду лишь мелкими шайками. Царь и его воеводы уже было и успокоились, думая, что татары не затевают большого дела.

Наступила весна 1571 года. В южных русских пределах вдруг показались татары. Девлет-Гирей собрал все подчиненные ему мелкие орды, более ста тысяч человек, и нежданно» вторгся в южную Украину. Никакие казачьи станицы и украинские крепости сдержать напора такой орды не могли. Нашлись русские изменники, которые сказали Девлет-Гирею, что голод, моровая язва и лютые казни так опустошили Русскую землю, что царь не в состоянии вывести в поле большой рати. Изменники ручались головой, что они проведут татар к самой Москве так, что на всем пути не будет встречи с русским войском.

Наскоро собранная русская рать выступила на Оку навстречу татарам. Иван Грозный с опричниками прибыл в Серпухов. Но Девлет-Гирея, по указанию изменников, тайно от русских воевод переправился через Оку и шел уже на Москву. Царь со своими опричниками, отрезанный от главного войска, должен был искать спасения и поспешно отступил сначала в Александровскую слободу, а оттуда в Ростов. Русская рать спешила на выручку столицы, успела днем раньше Девлет-Гирея стать под Москвой и расположилась в предместьях города, вместо того чтобы встретить неприятеля в открытом поле. Это было пагубной ошибкой.

24 мая, в праздник Вознесения, хан подступил к Москве. Утро было ясное и тихое. Девлет-Гирей приказал зажечь предместья. Русское войско готовилось уже бодро к смертному бою, как вдруг вспыхнул пожар сразу во многих местах. Запылали деревянные домишки сначала по окраинам предместья. Быстро с кровли на кровлю перебегал огонь по скученным деревянным постройкам и с треском пожирал сухое дерево. Тучи дыма заклубились над Москвой. Поднялся вихрь, и скоро море огня разлилось по всему городу!..

Нечего было и думать гасить сплошной пожар. Забыли и о татарах. Жители Москвы, толпы людей, бежавших от татар сюда из всех окрестных мест, воины – все смешались, толпились по улицам, все с воплями ужаса искали спасения и гибли тысячами... Очевидцы говорят, что на иных улицах и особенно у ворот, самых отдаленных от неприятеля, сбились огромные толпы народа; друг у друга перебивали дорогу, шли по головам стеснившейся толпы, верхние давили нижних, задние – передних. В несколько часов вся Москва выгорела дотла. Уцелел только Кремль благодаря своим высоким каменным стенам. Несколько сот тысяч жителей погибло во время устроенного Девлет-Гиреем ужасного пожара Москвы, подобного которому по страшным последствиям не бывало ни прежде, ни после... Тела запрудили реку Москву так, что потом пришлось нарочно поставить людей – спускать трупы вниз по реке. «Кто видел это ужасное зрелище, – пишет один иностранец-очевидец, – тот вспоминает о нем всегда с новым трепетом и молит Бога, чтобы не видеть ничего подобного вторично». Этот пожар поразил страхом даже и самих татар. Среди почти сплошного огня им было не до грабежа. Девлет-Гирей приказал своей орде отойти к Коломенскому селу; осаждать Кремль он не стал, а, захватив огромное число пленных, говорят, более ста тысяч, двинулся обратно, разоряя и грабя все на пути...

Царю прислал он надменную грамоту.

«Жгу и пустошу все, – писал Девлет-Гирей, – за Казань и Астрахань, а всего света богатства применяю к праху... Я пришел на тебя, город твой сжег, хотел венца твоего и головы, но ты не стал против нас, а еще хвалишься, что ты Московский Государь!.. Захочешь с нами в дружбе быть, так отдай нам юрт Астрахань и Казань... Хоть всесветное богатство захочешь дать нам вместо них, не надобно!.. А государства твоего дороги я видел и опознал».

Как ни тяжело было гордому царю, но на этот раз пришлось смириться. В ответной грамоте он даже соглашался уступить Девлет-Гирею Астрахань, «только теперь, – прибавлял он, – этому делу скоро статься нельзя: для него должны быть у нас твои послы, а гонцами такого великого дела сделать невозможно; до тех бы пор ты пожаловал, дал срок и земли нашей не воевал».

Но Девлет-Гирей, слишком понадеясь на свой успех, не довольствовался обещанной уступкой Астрахани, требовал и Казани. Летом 1572 г. он снова поднялся со всей своей ордой на Москву, переправился чрез Оку с такими же силами, как и в первый раз. Но у Молодей на берегу Лопасни настиг его воевода князь Михаил Иванович Воротынский с большим русским войском и в нескольких жарких схватках разбил татар. Девлет-Гирей бежал.

Теперь Иван Грозный заговорил с ним иным языком. Об уступке Астрахани, конечно, уж и речи быть не могло. Помирившись с ханом и посылая ему, по обычаю, подарки, на этот раз самые ничтожные, царь подсмеивается над похвальбой ханской грамоты. «Поминки тебе послал я легкие, – пишет он Девлет-Гирею, – добрых поминков не послал: ты ведь писал, что тебе деньги не надобны, что богатство для тебя равно праху!»

Основные силы Русского царства в тот момент были связаны Ливонской войной , поэтому «береговые воеводы» на Оке имели в своём распоряжении не более 6 тысяч ратников.

Крымский посол рассказывал в Литве , что ханские люди убили в России 60 тысяч человек и ещё столько же увели в полон. Историки (А. А. Зимин , Р. Г. Скрынников) оценивают размер угнанного татарами «полона» примерно в 10 тыс. человек.

Энциклопедичный YouTube

    1 / 4

    ✪ Девлет 1 Гирей (1551-1577) - крымский хан, лютый враг Руси и царя Иоанна Грозного.

    ✪ Битва при Молодях (рассказывают Александр Дудин и Дмитрий Горбенко)

    ✪ Разведопрос: Клим Жуков про битву при Молодях

    ✪ Крымско-ногайские набеги на Русь

    Субтитры

Задачи

Предполагалось осуществить крупный набег с целью грабежа и захвата пленных для последующей продажи в рабство. По мнению академика Р. Ю. Виппера «крымский хан действовал по соглашению с Сигизмундом , об этом знали в Москве сторонники польской интервенции (участники заговора Челяднина-Старицкого), которые все ещё не перевелись, несмотря на казни предшествующего трехлетия; они „не доглядели“ приближения татар, не сумели, или, лучше сказать, не захотели организовать оборону столицы» .

Поход

В самом начале 1571 года под руководством князя М. И. Воротынского была предпринята реформа станичной и сторожевой службы , вызванная её неудовлетворительной работой и ложными сообщениями в предыдущем году.

Первоначально крымский хан намеревался ограничиться набегом на Козельские места, но, получив сообщения от русских перебежчиков, его армия обошла серпуховские приокские укрепления с запада и переправившись вброд через Угру , вышла во фланг русской армии, насчитывавшей не более 6000 человек. Сторожевой отряд русских был разгромлен татарами, которые устремились к русской столице, угрожая отрезать пути отступления на север малочисленным русским войскам. Не имея сил остановить наступление врага, воеводы отступили к Москве . Окрестное население также бежало в столицу. Царь Иван IV тем временем выехал в Ростов .

Хан вышел к Москве одновременно с воеводами и разграбил лагерь под Коломенским . 3 июня крымские отряды разорили незащищенные слободы и деревни вокруг Москвы, а затем подожгли предместья столицы. Благодаря сильному ветру огонь быстро распространился по городу. Гонимые пожаром горожане и беженцы бросились к северным воротам столицы. В воротах и узких улочках возникла давка , люди «в три ряда шли по головам один другого, и верхние давили тех, кто были под ними». Земское войско, вместо того, чтобы дать бой татарам в поле или на окраинах города, стало уходить к центру Москвы и, смешавшись с беженцами, утратило порядок; воевода князь Бельский погиб во время пожара, задохнувшись в погребе своего дома. В течение трех часов Москва выгорела дотла. Пожар мешал татарам грабить в предместьях. Осаждать Кремль хан не решился и ушел с множеством пленных, по некоторым данным, до 150 тысяч, услыхав о приближении большого русского войска. На другой день татары и ногайцы ушли по рязанской дороге в степь.

Ущерб

Оценить количество погибших и захваченных в плен представляется весьма трудным, историки называют цифры от 60 до 150 тысяч уведённых в рабство и от 10 до 80 тысяч погибших при нападении татар на Москву. Учитывая общую численность населения Московского государства в XVI веке , это число представляется завышенным, однако, как бы то ни было, ущерб без сомнения был огромен. Необходимо учитывать и то, что в Москве находились жители окрестных городов, надеявшиеся в столице найти защиту от нашествия татар.

О страшном разорении Москвы свидетельствует и папский легат Поссевино , который насчитывал в 1580 году не более 30 тысяч населения, хотя ещё в 1520 году в Москве было 41 500 домов и не менее 100 тысяч жителей.

Значение

Девлет Герай писал Ивану:

Жгу и пустошу все из-за Казани и Астрахани, а всего света богатство применяю к праху, надеясь на величество божие. Я пришел на тебя, город твой сжег, хотел венца твоего и головы; но ты не пришел и против нас не стал, а ещё хвалишься, что-де я московский государь! Были бы в тебе стыд и дородство, так ты б пришел против нас и стоял.

Ошеломлённый разгромом Иван Грозный в ответном послании ответил, что согласен передать под крымский контроль Астрахань , но Казань вернуть Гиреям отказался:

Ты в грамоте пишешь о войне, и если я об этом же стану писать, то к доброму делу не придем. Если ты сердишься за отказ к Казани и Астрахани, то мы Астрахань хотим тебе уступить, только теперь скоро этому делу статься нельзя: для него должны быть у нас твои послы, а гонцами такого великого дела сделать невозможно; до тех бы пор ты пожаловал, дал сроки и земли нашей не воевал свела на нет успехи крымского хана.

Поход 1571 года наглядно продемонстрировал московскому правительству необходимость строительства каменной стены вокруг Белого города , которую было бы не под силу преодолеть татарской коннице. Белгородская стена была возведена в начале 1590-х гг. правительством царского шурина