Почему мы называем русский язык живым. Великий русский язык. Зачем была нужна реформа

Русский язык - один из самых сложных. И это связано не только с лексикой и синтаксисом, но и с самой его историей. Даже для нас, носителей языка, до сих пор многое в русском языке неясно и загадочно. Лингвисты не раз отмечали акрофонический принцип построения древнерусского алфавита и даже видели в нем скрытое «послание к славянам». У каждой из букв кириллицы есть свое название, и если прочесть эти названия в порядке алфавита, получится: "Азъ буки веде. Глаголъ добро есте. Живите зело, земля, и, иже како люди, мыслите нашъ онъ покои. Рцы слово твердо – укъ фърътъ херъ. Цы, черве, шта ъра юсъ яти". Один из вариантов перевода этого текста таков: "Я знаю буквы: письмо это достояние. Трудитесь усердно, земляне, как подобает разумным людям – постигайте мироздание! Несите слово убеждённо: знание – дар Божий! Дерзайте, вникайте, чтобы сущего свет постичь!"

Какой язык ближе к славянскому «предку»?

Между патриотически настроенными жителями славянских стран давно идут споры: какой язык все же ближе к исконно славянскому? Откуда вообще пошли различия между говорами на территории Восточной Руси (т.е. нынешней центральной России), Южной (современной Украины) и Западной (ныне – Белоруссия)? Дело в том, что в генезисе национальных языков этих стран участвовали разные элементы. На Руси, помимо славян, проживали финно-угорские племена, балты. Часто наведывались сюда кочевники из южных степей. Татаро-монгольские завоеватели не только грабили и разоряли Русь, но и оставили после себя немало языковых заимствований.

Шведы, немцы, поляки – европейские соседи, также обогащали русский язык новыми словами. То, что значительная часть нынешней Белоруссии исторически была под властью Польши, а Южная Русь постоянно подвергалась набегам кочевников, не могло не отразиться на местных языках. Как говорится, с кем поведешься.
Но какой же язык ближе к своему праславянскому «предку»? Мы вынуждены признать – русский язык ушел от славянского очень далеко. Куда ближе к нему современный украинский. Если не верите – попробуйте прочитать богослужебные книги, писанные на церковнославянском языке.

Украинцам понять их будет куда проще, в украинском по сей день используется лексика, которая у нас давно считается архаизмом.
Но не стоит слишком сильно расстраиваться. То, что наш язык сегодня так далек от своего прародителя – это не случайность и не результат масонского заговора. Это результат кропотливой работы множества талантливых людей, которые создали русский литературный язык в том виде, в котором он существует сейчас. Если бы не вдохновленные ими реформы, не было бы у нас поэзии Пушкина, прозы Толстого, драматургии Чехова. Кто же создал тот язык, на котором мы говорим сегодня?

Первое «увольнение букв»

В XVIII веке к власти приходит Петр I. Он начинает преобразования во всех сферах жизни, не обходит вниманием и русский язык. Но его реформы касаются лишь внешней стороны, они не проникают в саму суть языка, его синтаксис, лексику, грамматику. Петр I упрощает правописание, избавляясь от греческих букв пси, кси и омеги. Эти буквы не обозначали в русском языке никаких звуков и их потеря язык нисколько не обедняла. Петр попытался избавиться еще от ряда букв русского алфавита: «Земля», «Ижица», «Ферт», а также убрал надстрочные знаки, но под давлением духовенства эти буквы пришлось вернуть.

Алфавитная реформа облегчала жизнь не только школьникам петровской поры (букв-то приходилось учить меньше), но и типографиям, которым не надо было больше печатать лишние знаки, не произносившиеся при чтении.
Ломоносов об этом отозвался так: «При Петре Великом не одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себя широкие шубы и нарядились в летние одежды».

Зачем была нужна реформа?

Но настоящая реформа происходит силами писателей и поэтов XVIII века: Тредиаковского, Ломоносова, Карамзина. Они создают русский литературный язык и «закрепляют успех» своими произведениями. До того русский язык, из-за постоянных контактов с Западной Европой, пребывал в хаотическом состоянии. Просторечные формы соседствовали в нем с книжными, заимствованиями из немецкого, французского, латыни употреблялись наряду с русскими аналогами.Тредиаковский изменяет сам принцип русского стихосложения, перенимая и адаптируя европейскую силлабо-тоническую систему - основанную на регулярном чередовании ударных и неударных слогов.

Ломоносов все слова русского языка делит на три группы: к первой принадлежали редко употребляемые, особенно в разговорной речи, но понятные грамотным людям: «отверзаю», «взываю»; ко второй – слова, общие для русского и церковнославянского языка: «рука», «ныне», «почитаю»; и к третьей группе он относил слова, аналогов которых нет в церковных книгах, то есть слова русские, не исконно славянские: «говорю», «ручей», «лишь».

Таким образом, Ломоносов выделяет три «штиля», каждый из которых употреблялся в определенных литературных жанрах: высокий штиль подходил для од и героических поэм, средним штилем писались драматические произведения, проза – в общем, все произведения, где нужно изобразить живую речь. Низкий штиль использовался в комедиях, сатире, эпиграммах.
Наконец, Карамзин обогащает русский язык неологизмами, он отказывается от церковнославянской лексики, синтаксис языка приближается в его произведениях к более «легкому» французскому. Именно Карамзину мы обязаны, например, появлением слов «влюбленность» или «тротуар».

Трудная буква "Ё"

Карамзин был одним из ярых «поклонников» буквы «ё», но он вовсе не был ее изобретателем. В 1783 году состоялось одно из первых заседаний Академии Русской словесности. Её учредителем была Екатерина Дашкова. Вместе с известнейшими литераторами своего времени: Державиным и Фонвизиным, княгиня обсуждала проект Славяно-российского словаря. Для удобства Екатерина Романовна предложила заменить обозначение звука «io» на одну букву «ё». Нововведение было утверждено общим собранием академии, новаторскую идею Дашковой поддержал Державин, который стал использовать «ё» в своих произведениях. Именно он первым стал использовать новую букву в переписке, а также первым напечатал фамилию с "ё": Потёмкинъ. В это же время Иван Дмитриев выпустил книгу "И мои безделки", отпечатав в ней все необходимые точки. И, наконец, широкое употребление она получила после того, как появилась в поэтическом сборнике Карамзина.

Были у новой буквы и противники. Министр просвещения Александр Шишков, как говорят, яростно пролистывал многочисленные тома своей библиотеки и собственноручно вымарывал две точки над буквой. Среди писателей тоже оказалось немало консерваторов. Марина Цветаева, например, принципиально писала через «о» слово «чорт», а Андрей Белый, по тем же соображениям, «жолтый».

В типографиях букву тоже недолюбливают, ведь из-за нее приходится расходовать лишнюю краску. В дореволюционных букварях её сослали в самый конец алфавита, в одну компанию с отмирающими «ижицей» и «фитой». А в наши дни её место – в самом углу клавиатуры. Но не везде к букве «ё» относятся с таким пренебрежением – в Ульяновске ей даже установлен памятник.

Тайна «Ижицы»
В знаменитом декрете Луначарского 1918 года об изменениях в русском языке нет упоминания о букве; («ижица»), которая была последней буквой в дореволюционном алфавите. К моменту реформы она встречалась крайне редко, и ее можно было найти в основном только в церковных текстах.

В гражданском же языке «ижица» фактически употреблялась только в слове «миро». В молчаливом отказе большевиков от «ижици» многие увидели знамение: Советская власть как бы отказывалась от одного из семи таинств – миропомазания, через которое православному подаются дары Святого Духа, призванные укрепить его в духовной жизни.

Любопытно, что незадокументированное удаление «ижицы», последней буквы в алфавите и официальная ликвидации предпоследней - «фиты» сделали заключительной алфавитной буквой – «я». Интеллигенция увидела в этом еще одну злонамеренность новых властей, которые намеренно пожертвовали двумя буквами, чтобы поставить в конец литеру, выражающую человеческую личность, индивидуальность.

Тайна русского мата

Практически весь XX век господствовала версия, что слова, которые мы называем матными, попали в русский язык от монголо-татар. Однако это заблуждение. Матерщина встречается уже в новгородских берестяных грамотах, датируемых XI веков: то есть задолго до рождения Чингисхана. Само понятие «мат» довольно позднее. На Руси испокон веков его называли «лая матерная». Изначально матерный язык включал в себя исключительно употребление слова «мать» в вульгарном, сексуальном контексте. Слова же, обозначающие детородные органы, которые мы сегодня относим к мату, не относились к «лае матерной».

Существует десяток версий функции мата. Одни ученые предполагают, что матерщина появилась на рубеже перехода общества от матриархата к патриархату и изначально означала властное утверждение мужчины, который, пройдя обряд совокупления с «матерью» рода, публично объявлял об этом соплеменникам. Есть также гипотеза, согласно которой «матерщина» имела магическую, защитную функцию и называлась «пёсьим языком». В славянской (и индоевропейской в целом) традиции собаки считалась животными «загробного» мира и служили богине смерти Морене.

Есть еще одно слово, которое несправедливо сегодня относят к матерщине. В целях самоцензуры, обозначим его «словом на букву «Б». Эта лексема спокойно существовала в стихии русского языка (его даже можно встретить в церковных текстах и официальных государственных грамотах), имея значения «блуд», «обман», «заблуждение», «ересь», «ошибка». В народе часто это слово применяли к распутным женщинам. Возможно, во времена Анны Иоанновны это слово стало употребляться с большей частотой и, вероятно, в последнем контексте, потому что именно эта императрица наложила на него запрет.

С легкой руки Ивана Сергеевича Тургенева к русскому языку прочно прикрепился фразеологизм «великий и могучий». Такая оценка родному языку дана Иваном Сергеевичем в известном стихотворении в прозе «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий...». Ему из французского далека, уставшему от живости французской речи, виднее были величие и мощь русского языка. И все же чем он велик и могуч?

Если рассматривать русский язык с точки зрения грамматики, то он очень сложен и по словообразованию и по синтаксису. Лексика русского языка загружена синонимами, антонимами, паронимами, омонимами и омофонами настолько, что изучать его сложно не только иностранцам, но и самим носителям языка. Освоение русской грамматики и стилистики на высоком уровне - удел немногих. Большинство довольствуется средним уровнем владения без постижения языковых тонкостей.

Огромен лексический состав русского языка, из которого среднестатистический русскоговорящий применяет примерно шестую часть всего словарного запаса языка.

Сложность русского языка пригодна для выражения сложной мысли. Здесь играет роль и порядок слов, и знаки препинания, и интонация. На русском языке написано множество научных трудов.

Кроме того, русский язык отличается гибкостью, выразительностью. Он певуч, красив и поэтичен. В нем отразилась вся история русского народа. Отличительная особенность русского языка - яркая эмоциональная окрашенность слов и множественность оттенков значений. В русском языке для каждого стиля изложения используются соответствующие языковые формы, то есть, к примеру, для книжного стиля совершенно не годятся просторечия, их употребление в данном случае будет неуместным.

На русском языке создавались шедевры поэзии и прозы. Вся мощь и великолепие нашего языка запечатлены в произведениях Державина, Жуковского, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тютчева, Некрасова, Тургенева, Толстого, Достоевского, Чехова, Блока, Бунина, Ахматовой, Цветаевой и еще многих достойных представителей русской литературы.

Русский язык, действительно, велик и могуч и был дан великому народу. И святая обязанность этого народа сохранить свой язык в чистоте, не засорять сленгом, иностранными словами, жаргонизмами, пополнять язык достойным материалом. Ведь сохранить и обогатить родной язык - сохранить и обогатить национальную культуру.

«Великий, могучий и прекрасный русский язык»
Родной язык — это живая связь времен. С помощью языка человек осознает роль своего народа в прошлом и настоящем, приобщается к культурному наследию.

Русский язык — это национальный язык великого русского народа. Значение русского языка в наше время огромно. Современный литературный русский язык — это язык наших газет и журналов, художественной литературы и науки, государственных учреждений и учебных заведений, радио, кино и телевидения.

Язык называют одним из самых удивительных орудий в руках че-ловечества. Однако пользоваться им нужно умело, изучив все его особенности и секреты. А может ли любой из вас с уверенностью сказать, что овладел в совершенстве родным языком? Думается, что среди читателей этой книги таких не окажется. И вот почему: чем больше мы осознаем богатство и величие русского языка, тем требо-вательней становимся к нашей речи, тем острее ощущаем необходимость совершенствовать свой стиль, бороться за чистоту языка, противостоять его порче. Н. М. Карамзин, много сделавший для развития и обогащения русского языка, писал: «Вольтер сказал, что в шесть лет можно выучиться всем главным языкам, но всю жизнь надобно учиться своему природному. Нам, русским, еще более труда, неже-ли другим».

Говорить и писать правильно и говорить и писать хорошо не одно и то же. Даже если вы свободно владеете литературным языком, все-гда полезно задуматься о том, как сделать свою речь богаче, выразительнее. Этому учит стилистика — наука об умелом выборе языковых средств.

Чем грамотнее человек, тем более требователен он к своей речи, тем острее он понимает, как важно учиться хорошему слогу у заме-чательных русских писателей. Они неустанно работали над совершенствованием и обогащением художественной речи и заве-щали нам бережно относиться к родному языку. Русский язык всегда был гордостью наших писателей-классиков, он вселял в них веру в могучие силы и великое предназначение русского народа. «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и сво-бодный русский язык!»-писал И. С. Тургенев.

При помощи русского языка можно выразить тончайшие оттенки мысли, раскрыть самые глубокие чувства. Нет такого понятия, которое нельзя было бы назвать русским словом. Читая произведения великих писателей, мы погружаемся в мир, созданный их фантазией, следим за мыслями и поведением их героев и подчас забываем, что литература — искусство слова. А ведь все, о чем мы узнаем из книг, воплощено в слове, вне слова не существует!

Волшебные краски русской природы, описание богатой духовной жизни людей, весь необъятный мир человеческих чувств — все воссоз-дается писателем с помощью тех самых слов, которые служат и нам в повседневной жизни. Не случайно язык называют одним из самых удивительных орудий в руках человечества. Надо только уметь им пользоваться. Вот для этого-то и необходимо изучать стилистику.

Никто не рождается с готовым чувством языка. Лингвистический вкус, как и весь культурный облик человека,— результат опыта, жизни, воспитания. Кто воспиты-вает чувство языка? Родители, если их речь литературно правильна и вместе с тем сохраняет яркость выразитель-ных средств и чистоту народного языка; учителя, кото-рые проводят уроки с любовью и вниманием к родному языку (будь это даже уроки математики, географии, физкультуры или труда); книга большого писателя, театр, радио, телевидение — все это способствует выра-ботке хорошего лингвистического вкуса у детей и взрос-лых, у всех слушателей и читателей.

Язык – живой организм, он постоянно развивается: появляются новые слова, изменяются значения старых. В процессе приобретения новых смыслов некоторые словарные единицы меняют свой статус, переходят в иные языковые категории, в том в числе становятся ругательствами.

Такая судьба постигла, в частности, имена существительные, обозначающие представителей левого спектра политической жизни России. Слова, еще недавно бывшие нейтральными, сейчас в общественном сознании приобрели обидный и оскорбительный смысл.

Например, слово «демократ» употребляется в значении «обманщик» и «вор» - по итогам «демократических реформ» в Российской Федерации и в свете поведения завзятых «демократов» ельцинского призыва, сплошь жуликов. Обращаться с этим словом в наши дни следует аккуратно, можно и по физиономии получить, обозвав «демократом» кого не надо.

Слово «либерал» прибрело обобщенный ругательный смысл. Это и педераст, и педофил, и скотоложец, и многое другое, связанное главным образом с половыми извращениями. Но не только с ними, «либерализм» в массовом сознании ассоциируется с любой гадостью при условии, что она крайне противоестественна и мерзопакостна.

Термин «правозащитник» используется в одном ряду со словами ксенофобского смыслового содержания, такими как «антисемит» и «расист». Антисемиты ненавидят евреев, расисты негров, а «правозащитники» - русских. Такую личную неприязнь испытывают «правозащитники» к русским людям и вообще всему русскому, что даже кушать не могут. Синоним слова «правозащитник» - «русофоб».

Названия некоторых государственных и общественных институтов в нынешней суверенно-демократической России тоже перешли в разряд грубой брани.

Например, выражение «обратись в суд» понимается как «пошел на три буквы!». Слово «выборы» значит «мошенничество». «Президент» значит «самоназначенец». Термин «депутат» по смыслу сближается со словом «проходимец». И так далее.

Анализ изменения смыслового содержания известных терминов выявляет удручающую картину общественно-политической жизни Российской Федерации. Лучше всего для ее характеристики подходит классическая нецензурная лексика. Но непечатные слова на то и непечатные, чтобы их не печатать. Поэтому при описании российской действительности ругательный смысл автоматически приобретают термины, которые изначально таким смыслом не обладали. Жизнь сама создает из подручного лексического материала своего рода новую матерщину.

Вообще-то грех это. Материться уже грешно, а уж жить в матерной реальности и терпеть ее, лицемерно называя нецензурные вещи приличными словами, – грех смертный. Искупить его можно только деятельным покаянием, исправлением реальности. Чем мы в партии и пытаемся заниматься.

Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»