Бережной авиаконструктор. Гибель авиаконструктора бережного: первое заказное убийство в ссср. выдающийся конструктор авиационно-космической техники, главный конструктор КБ автоматических систем, профессор, доктор физико-математических наук

Дата смерти: Страна: Место работы:
  • ОКБ «Шасси вертолётов и самолётов»
Учёная степень: Учёное звание: Альма-матер : Научный руководитель:

Д. Д. Ивлев

Известен как:

основатель КБ автоматических систем (КБАС)

Игорь Александрович Бережной (21 апреля , Куйбышев , - февраль , Москва) - выдающийся конструктор авиационно-космической техники, главный конструктор КБ автоматических систем, профессор, доктор физико-математических наук.

Биография

Основные публикации

  • О кручении призматических стержней из идеально пластического материала с учётом микронапряжений // Журнал прикладной механики и технической физики. - 1963. - № 5. - С. 154-157. (совм. с Д. Д. Ивлевым)
  • О влиянии вязкости на механическое поведение упруго-пластических сред // Доклады АН СССР. - 1965. - Т. 163. - № 3. - С. 595-598. (совм с Д. Д. Ивлевым)
  • О диссипативных функциях в теории вязкопластических сред // Проблемы механики сплошной среды (к 60-летию академика В. В. Новожилова). - 1970. - С. 67-70. (совм. с Д. Д. Ивлевым, Е. В. Макаровым)
  • О деформационных моделях теории пластичности и сплошных сред // Прикладная математика и механика. - 1970. - Т. 40. - Вып. 3. - С. 553-557. (совм. с Д. Д. Ивлевым, Е. В. Макаровым)
  • О приобретенной анизотропии пластических тел // Механика сплошной среды и родственные проблемы анализа. Сб. статей, посв. 80-летию академика Н. И. Мусхелишвили . М., 1972. С. 601-605. (совм. с Д. Д. Ивлевым, В. В. Дудукаленко)
  • О построении модели сыпучих сред исходя из определения диссипативной функции // Основы пластичности: Сб. трудов симпозиума. Варшава, 1973. С. 601-605. (совм. с Д. Д. Ивлевым, В. Б. Чадовым)
  • О построении модели сыпучих сред на основе диссипативных функций // Доклады АН СССР. - 1973. - Т. 123. - № 6. (совм. с Д. Д. Ивлевым, В. Б. Чадовым)
  • О некоторых моделях, построенных на основе механизмов упругости, вязкости и пластичности с переменными определяющими параметрами // Известия АН СССР. Механика твердого тела. - 1974. - № 1. (совм. с Д. Д. Ивлевым, Н. В. Герасимовым)
  • О функции нагружения для идеально пластических моделей // Избранные проблемы прикладной механики: Сб. статей, посв. 60-летию академика В. Н. Челомея. М., 1974. С. 113-117. (совм. с Д. Д. Ивлевым, В. И. Цейлером)
  • О построении поверхностей сложных жесткопластических моделей // Механика деформируемых тел и конструкций: Сб. статей. М.: Машиностроение, 1975. С. 62-70. (совм. с Д. Д. Ивлевым, В. И. Цейлером)
  • О течении жидкости с управляемой вязкостью // Доклады АН СССР. - 1975. - Т. 223. - № 3. - С. 582-584. (совм. с Д. Д. Ивлевым, Н. В. Герасимовым, В. И. Цейлером)
  • О некоторых экспериментах со сходящимися кольцевыми волнами на поверхности тяжелой жидкости // Доклады АН СССР. - 1975. - Т. 223. - № 4. - С. 810-811. (совм. с Д. Д. Ивлевым, Р. К. Логвиновой)
  • Об определяющих неравенствах в теории пластичности // Доклады АН СССР. - 1976. - Т. 227. - № 4. - С. 824-826. (совм. с Д. Д. Ивлевым)
  • Диссипативная функция в теории пластичности // Механика деформируемого тела: Межвуз. сб. Куйбышев, 1977. Вып. 3. С. 5-22.
  • Лазер ведет на посадку // Гражданская авиация. - 1978. - № 9. - С. 26-27. (совм. с Д. Д. Ивлевым)
  • Об интегральных неравенствах теории упругопластического тела // Прикладная математика и механика. - 1980. - Т. 44. - № 3. - С. 540-549. (совм. с Д. Д. Ивлевым)
  • Определяющие неравенства в теории упругопластического тела: Тезисы докл. V Всесоюзный съезд по теоретической и прикладной механике. Алма-Ата, 1981. (совм. с Д. Д. Ивлевым)

Примечания

См. также

Ссылки

  • Самарский военно-исторический клуб «Новик» - Игорь Александрович Бережной
  • Ю. Л. Тарасов, В. В. Игнатьев. К семидесятилетию Игоря Александровича Бережного // Вестник СГАУ. - 2004. - № 1. - С. 7-12.

Категории:

  • Персоналии по алфавиту
  • Учёные по алфавиту
  • Родившиеся 21 апреля
  • Родившиеся в 1934 году
  • Родившиеся в Самаре
  • Умершие в 1981 году
  • Умершие в Москве
  • Доктора физико-математических наук
  • Мастера спорта СССР
  • Преподаватели СГАУ
  • Конструкторы СССР
  • Физики СССР
  • Инженеры СССР
  • Члены КПСС
  • Выпускники СГАУ
  • Нераскрытые убийства в России

Wikimedia Foundation . 2010 .

Попал в «ловушку»
Вот что Генсеку ЦК КПСС Леониду Брежневу сообщал о громком ЧП в столице Председатель КГБ СССР Юрий Андропов: «4 февраля 1981 года около 19 часов 30 минут на ул. Кирова в Москве в своей служебной автомашине при вскрытии взрывного устройства типа «ловушка», закамуфлированного под коробку с лекарствами и переданного через сотрудников, погиб от взрыва главный конструктор Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Министерства авиационной промышленности СССР Бережной Игорь Александрович, 1934 года рождения, доктор технических наук, профессор КуАИ.
В связи с тем, что Бережной являлся кандидатом в члены Куйбышевского горкома КПСС, депутатом горсовета и руководителем ККБАС, занятого разработкой важных оборонных тем, уголовное дело по факту его гибели возбуждено 5 февраля 1981 года Следственным отделом КГБ СССР. С учетом личности погибшего и обстоятельств его гибели по делу выдвинуты и прорабатываются несколько следственных версий».
Ничего подобного ни в Куйбышеве, ни в Москве, ни вообще в СССР за все годы советской власти никогда не случалось. Чтобы в нашей стране физически устранили «секретного» ученого, да еще таким экзотическим способом - такого в КГБ не могли себе представить даже в страшном сне.

Обратная сторона медали
Впрочем, в те годы почти никто не знал о второй стороне жизни Игоря Бережного, тщательно скрываемой от глаз общественности – о его участии в махинациях под прикрытием вывески ККБАС. Возможно, что об этом никто так и не узнал бы, не случись вышеупомянутое ЧП. После взрыва в машине и смерти конструктора делами ККБАС вплотную занялся Комитет государственной безопасности. По факту ЧП здесь возбудили уголовное дело №59, которое сами чекисты называли «Капкан».
А результаты первых проверок повергли в шок даже руководство КГБ. Во время последующей проверки в финансовой и хозяйственной деятельности бюро всплыли многочисленные злоупотребления. В итоге Прокуратура СССР 25 августа 1981 года возбудила еще одно уголовное дело – сначала по ст. 170 УК РСФСР (злоупотребление служебным положением), а потом и по ст. 93-1 (хищение госимущества в особо крупных размерах).
Оказалось, что руководство ККБАС просто списывало приобретенные за счет средств бюджета товарно-материальные ценности. К этому были причастны начальник технического отдела КБ 47-летний Геннадий Нерозя, его заместитель 28-летний Владимир Нехорошев, фотограф того же отдела 32-летний Михаил Цыганков и начальник специального технического бюро ККБАС в Москве 58-летний Соломон Беренштейн.
Всех вышеперечисленных мошенников должны были арестовать в один день, но Цыганков перед задержанием выпил смертельную дозу дихлорэтана. Во время ареста пытался покончить с собой и Нерозя, на глазах следователя ударивший себя ножом в живот, однако он был сразу же доставлен в больницу, где медики спасли ему жизнь. Нехорошев же вскоре был отпущен из СИЗО под подписку о невыезде, поскольку следствие сочло, что общий объем совершенных им злоупотреблений не слишком велик.
Выяснилось, что особым размахом от всех Нерозя, который, будучи материально ответственным лицом, списывал и затем продавал по хорошей цене буквально все, что попадалось ему под руку: крупные партии импортной кинопленки «Кодак», фотопленки «Орво-Хром» и «Орво-Колор», импортной цветной фотобумаги и химикатов, и так далее. Цыганков при этом помогал ему сбывать списанный дефицит.
Кроме того, по взаимному сговору расхитители обращали в наличность и другие материальные ценности, регулярно закупаемые ККБАС, – телевизоры, проекторы, мебель, этиловый спирт, запчасти, ткань и т.п. Всего же в течение 1976-1981 годов мошенники смогли похитить госимущество на общую сумму 21 266 рублей. Огромные по тем временам деньги, если учесть, что средняя зарплата инженера не превышала 120 рублей в месяц.
Что же касается роли самого Игоря Бережного, то на этот счет следователем по особо важным делам Прокуратуры СССР Николаем Антиповым было вынесено следующее постановление: «…в действиях Бережного… содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 92 ч. 2 УК РСФСР». Однако здесь же следователь постановил: «Уголовное дело в отношении Бережного Игоря Александровича дальнейшим производством прекратить в связи со смертью последнего».

Прокурорское решение
Но, конечно же, больше всего следствие интересовал другой вопрос: кому именно и, самое главное – зачем понадобилось устранять Игоря Бережного? Из имеющихся в деле материалов видно, что в КГБ СССР почти сразу же исключили возможное участие в деле зарубежных спецслужб. Поэтому причину ЧП стали искать в Куйбышеве, внутри ККБАС.
Но первые виновники происшествия были названы только через три года после гибели Бережного. В постановлении Следственного управления КГБ СССР от 30 января 1984 года об этом сказано так: «…установлено, что самодельное взрывное устройство Бережному... через других лиц передал Нерозя, признавший, что совершил преступление на бытовой почве. В связи с этим ему было предъявлено обвинение по п. «д» ст. 102 УК РСФСР» (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. – В.Е.). После этого все материалы о взрыве были выделены из общего уголовного дела и переданы для дальнейших действий из КГБ СССР в Прокуратуру СССР.
Казалось бы, расследование ЧП практически завершено. Главный преступник установлен, и теперь нужно уладить лишь некоторые формальности и передать дело в суд. Однако 12 ноября 1984 года Прокуратурой СССР было вынесено постановление… о прекращении этого уголовного дела по причине «недоказанности предъявленного Нерозе обвинения».
Никакой информации о том, продолжались ли после этого в союзной прокуратуре поиски виновных в убийстве главы секретного куйбышевского КБ, автору этих строк найти так и не удалось. Однако очевидно, что если следствие и продолжалось, то к поимке каких-либо других преступников оно так и не привело.

Убийца неизвестен
Весной 1985 года уголовное дело в отношении Нерози, Нехорошева и Беренштейна о хищении ими госимущества в особо крупных размерах было передано в Куйбышевский спецсуд. Так в советское время назывались особые подразделения в структуре всех областных судов СССР, где слушались уголовные дела, в которых так или иначе фигурировали секретные предприятия. Производство по этому делу принял судья Александр Щупаков, занимавший в то время должность председателя спецсуда. Но несмотря на то, что тогда он рассматривал только материалы о хищениях, у Щупакова сложилась собственная версия об убийстве Игоря Бережного.
- Нет никаких сомнений в том, что Бережной был в курсе большинства злоупотреблений, творящихся на ККБАС, - говорит Александр Анатольевич. - Ведь именно он визировал многие акты на списание материальных ценностей. При этом я считаю, что главным организатором хищений был вовсе не Нерозя, а Беренштейн, роль которого при расследовании оказалась сильно размытой.
Однажды глава ККБАС получил информацию, что в областном управлении КГБ очень интересуются его ведомством. А это означало, что на эти действия получена санкция из Москвы. Местная самодеятельность в таких делах исключалась полностью. Тогда Бережной приказал прекратить воровство хотя бы на время. Однако его подручные заартачились. Но Бережной настаивал, и расхитители решили: чтобы им не мешали, начальника следует устранить физически. Что и было сделано 4 февраля 1981 года.
Здесь возникает резонный вопрос: почему же его убийство так и не было раскрыто? Ведь этим делом занимался не кто-нибудь, а всесильный КГБ. Мое мнение на этот счет такое. Как видно из дела, в 1984 году расследование по факту убийства забрали из рук КГБ и передали прокуратуре, руководству которой затем поступило указание сверху - не устанавливать личность заказчика. Просто кому-то очень не хотелось, чтобы следствие вышло на «больших людей» из Москвы, причастных к хищениям в ККБАС.
Остается добавить, что в августе 1985 года по приговору Куйбышевского спецсуда Геннадий Нерозя получил 10 лет, а Соломон Беренштейн – 8 лет лишения свободы. Владимир Нехорошев отделался тремя годами условно. А еще через год Верховный суд СССР снизил наказание для Беренштейна до 6 лет.

Досье
Бережной Игорь Александрович, родился 21 апреля 1934 года в Самаре. С 1951 по 1957 год учился в Куйбышевском авиационном институте, затем работал здесь же на разных кафедрах. Уже в то время Бережной проявил себя как талантливый экспериментатор. В 1966 году защитил кандидатскую диссертацию, и вскоре при содействии Туполева, Антонова, Мясищева и других в составе Куйбышевского агрегатно-производственного объединения было создано ОКБ «Шасси самолетов и вертолетов» - специально «под Бережного». В 1971 году он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1972-м на основе названного выше ОКБ было образовано ККБАС. Это бюро Бережной и возглавлял до самой смерти. Он был автором более чем 200 научных работ, множества изобретений и научно-технических разработок, самой известной из которых стала лазерная система посадки самолетов «Глиссада».

30 лет назад в Москве в служебной автомашине взорвали главу авиационного КБ Игоря Бережного

Новость о гибели главного конструктор ККБАС тогда распространилась практически моментально. Даже несмотря на то, что произошло оно в Москве. Ведь каждый второй инженер и две трети рабочих Куйбышева в то время трудились на оборонных заводах. Некоторые ветераны этих производств до сих пор помнят, насколько все они были шокированы происшедшим.

Попал в «ловушку»
Вот что Генсеку ЦК КПСС Леониду Брежневу сообщал о громком ЧП в столице Председатель КГБ СССР Юрий Андропов: «4 февраля 1981 года около 19 часов 30 минут на ул. Кирова в Москве в своей служебной автомашине при вскрытии взрывного устройства типа «ловушка», закамуфлированного под коробку с лекарствами и переданного через сотрудников, погиб от взрыва главный конструктор Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Министерства авиационной промышленности СССР Бережной Игорь Александрович, 1934 года рождения, доктор технических наук, профессор КуАИ.
В связи с тем, что Бережной являлся кандидатом в члены Куйбышевского горкома КПСС, депутатом горсовета и руководителем ККБАС, занятого разработкой важных оборонных тем, уголовное дело по факту его гибели возбуждено 5 февраля 1981 года Следственным отделом КГБ СССР. С учетом личности погибшего и обстоятельств его гибели по делу выдвинуты и прорабатываются несколько следственных версий».
Ничего подобного ни в Куйбышеве, ни в Москве, ни вообще в СССР за все годы советской власти никогда не случалось. Чтобы в нашей стране физически устранили «секретного» ученого, да еще таким экзотическим способом - такого в КГБ не могли себе представить даже в страшном сне.

Обратная сторона медали
Впрочем, в те годы почти никто не знал о второй стороне жизни Игоря Бережного, тщательно скрываемой от глаз общественности – о его участии в махинациях под прикрытием вывески ККБАС. Возможно, что об этом никто так и не узнал бы, не случись вышеупомянутое ЧП. После взрыва в машине и смерти конструктора делами ККБАС вплотную занялся Комитет государственной безопасности. По факту ЧП здесь возбудили уголовное дело №59, которое сами чекисты называли «Капкан».
А результаты первых проверок повергли в шок даже руководство КГБ. Во время последующей проверки в финансовой и хозяйственной деятельности бюро всплыли многочисленные злоупотребления. В итоге Прокуратура СССР 25 августа 1981 года возбудила еще одно уголовное дело – сначала по ст. 170 УК РСФСР (злоупотребление служебным положением), а потом и по ст. 93-1 (хищение госимущества в особо крупных размерах).
Оказалось, что руководство ККБАС просто списывало приобретенные за счет средств бюджета товарно-материальные ценности. К этому были причастны начальник технического отдела КБ 47-летний Геннадий Нерозя, его заместитель 28-летний Владимир Нехорошев, фотограф того же отдела 32-летний Михаил Цыганков и начальник специального технического бюро ККБАС в Москве 58-летний Соломон Беренштейн.
Всех вышеперечисленных мошенников должны были арестовать в один день, но Цыганков перед задержанием выпил смертельную дозу дихлорэтана. Во время ареста пытался покончить с собой и Нерозя, на глазах следователя ударивший себя ножом в живот, однако он был сразу же доставлен в больницу, где медики спасли ему жизнь. Нехорошев же вскоре был отпущен из СИЗО под подписку о невыезде, поскольку следствие сочло, что общий объем совершенных им злоупотреблений не слишком велик.
Выяснилось, что особым размахом от всех Нерозя, который, будучи материально ответственным лицом, списывал и затем продавал по хорошей цене буквально все, что попадалось ему под руку: крупные партии импортной кинопленки «Кодак», фотопленки «Орво-Хром» и «Орво-Колор», импортной цветной фотобумаги и химикатов, и так далее. Цыганков при этом помогал ему сбывать списанный дефицит.
Кроме того, по взаимному сговору расхитители обращали в наличность и другие материальные ценности, регулярно закупаемые ККБАС, – телевизоры, проекторы, мебель, этиловый спирт, запчасти, ткань и т.п. Всего же в течение 1976-1981 годов мошенники смогли похитить госимущество на общую сумму 21 266 рублей. Огромные по тем временам деньги, если учесть, что средняя зарплата инженера не превышала 120 рублей в месяц.
Что же касается роли самого Игоря Бережного, то на этот счет следователем по особо важным делам Прокуратуры СССР Николаем Антиповым было вынесено следующее постановление: «…в действиях Бережного… содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 92 ч. 2 УК РСФСР». Однако здесь же следователь постановил: «Уголовное дело в отношении Бережного Игоря Александровича дальнейшим производством прекратить в связи со смертью последнего».

Прокурорское решение
Но, конечно же, больше всего следствие интересовал другой вопрос: кому именно и, самое главное – зачем понадобилось устранять Игоря Бережного? Из имеющихся в деле материалов видно, что в КГБ СССР почти сразу же исключили возможное участие в деле зарубежных спецслужб. Поэтому причину ЧП стали искать в Куйбышеве, внутри ККБАС.
Но первые виновники происшествия были названы только через три года после гибели Бережного. В постановлении Следственного управления КГБ СССР от 30 января 1984 года об этом сказано так: «…установлено, что самодельное взрывное устройство Бережному... через других лиц передал Нерозя, признавший, что совершил преступление на бытовой почве. В связи с этим ему было предъявлено обвинение по п. «д» ст. 102 УК РСФСР» (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. – В.Е.). После этого все материалы о взрыве были выделены из общего уголовного дела и переданы для дальнейших действий из КГБ СССР в Прокуратуру СССР.
Казалось бы, расследование ЧП практически завершено. Главный преступник установлен, и теперь нужно уладить лишь некоторые формальности и передать дело в суд. Однако 12 ноября 1984 года Прокуратурой СССР было вынесено постановление… о прекращении этого уголовного дела по причине «недоказанности предъявленного Нерозе обвинения».
Никакой информации о том, продолжались ли после этого в союзной прокуратуре поиски виновных в убийстве главы секретного куйбышевского КБ, автору этих строк найти так и не удалось. Однако очевидно, что если следствие и продолжалось, то к поимке каких-либо других преступников оно так и не привело.

Убийца неизвестен
Весной 1985 года уголовное дело в отношении Нерози, Нехорошева и Беренштейна о хищении ими госимущества в особо крупных размерах было передано в Куйбышевский спецсуд. Так в советское время назывались особые подразделения в структуре всех областных судов СССР, где слушались уголовные дела, в которых так или иначе фигурировали секретные предприятия. Производство по этому делу принял судья Александр Щупаков, занимавший в то время должность председателя спецсуда. Но несмотря на то, что тогда он рассматривал только материалы о хищениях, у Щупакова сложилась собственная версия об убийстве Игоря Бережного.
- Нет никаких сомнений в том, что Бережной был в курсе большинства злоупотреблений, творящихся на ККБАС, - говорит Александр Анатольевич. - Ведь именно он визировал многие акты на списание материальных ценностей. При этом я считаю, что главным организатором хищений был вовсе не Нерозя, а Беренштейн, роль которого при расследовании оказалась сильно размытой.
Однажды глава ККБАС получил информацию, что в областном управлении КГБ очень интересуются его ведомством. А это означало, что на эти действия получена санкция из Москвы. Местная самодеятельность в таких делах исключалась полностью. Тогда Бережной приказал прекратить воровство хотя бы на время. Однако его подручные заартачились. Но Бережной настаивал, и расхитители решили: чтобы им не мешали, начальника следует устранить физически. Что и было сделано 4 февраля 1981 года.
Здесь возникает резонный вопрос: почему же его убийство так и не было раскрыто? Ведь этим делом занимался не кто-нибудь, а всесильный КГБ. Мое мнение на этот счет такое. Как видно из дела, в 1984 году расследование по факту убийства забрали из рук КГБ и передали прокуратуре, руководству которой затем поступило указание сверху - не устанавливать личность заказчика. Просто кому-то очень не хотелось, чтобы следствие вышло на «больших людей» из Москвы, причастных к хищениям в ККБАС.
Остается добавить, что в августе 1985 года по приговору Куйбышевского спецсуда Геннадий Нерозя получил 10 лет, а Соломон Беренштейн – 8 лет лишения свободы. Владимир Нехорошев отделался тремя годами условно. А еще через год Верховный суд СССР снизил наказание для Беренштейна до 6 лет.

Досье
Бережной Игорь Александрович, родился 21 апреля 1934 года в Самаре. С 1951 по 1957 год учился в Куйбышевском авиационном институте, затем работал здесь же на разных кафедрах. Уже в то время Бережной проявил себя как талантливый экспериментатор. В 1966 году защитил кандидатскую диссертацию, и вскоре при содействии Туполева, Антонова, Мясищева и других в составе Куйбышевского агрегатно-производственного объединения было создано ОКБ «Шасси самолетов и вертолетов» - специально «под Бережного». В 1971 году он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1972-м на основе названного выше ОКБ было образовано ККБАС. Это бюро Бережной и возглавлял до самой смерти. Он был автором более чем 200 научных работ, множества изобретений и научно-технических разработок, самой известной из которых стала лазерная система посадки самолетов «Глиссада».

28 марта 2018 года курсанты 21 курса ВИ (ИТ) посетили музей военной истории «Неизвестная неоконченная война» в храме Иконы «Божией Матери Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице.

Посещение курсантами ВИ(ИТ) военного музея в Скорбященском храме на Шпалерной улице началось с апреля 2017 года. С этого времени экскурсии в этот музей военной истории, организуемые преподавателями кафедры №10 и осуществляемые в рамках курса культурологии, при изучении темы «Военная культура и культура личности военнослужащих», становятся традицией нашего института. Курсанты ВИ(ИТ) приняли участие в более чем десяти мероприятиях (экскурсиях и акциях памяти), проводимых храмом. Только в марте 2018 года музей посетили четыре группы 21 курса и группа офицеров факультета переподготовки и повышения квалификации.

Храм Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» находится в трех минутах ходьбы от корпусов ВИ(ИТ), на пересечении улицы Шпалерной и проспекта Чернышевского. С нашим институтом его связывает многое. Здание храма было создано по проекту архитектора Луиджи Руска, создавшего комплекс зданий казарм Кавалергардского корпуса, на месте которых ныне располагается наш институт. Важно и другое: это храм, в котором бережно хранят память о военной истории России, чтят память воинов, отдавших свои жизни за Отечество.

Настоятель храма, протоиерей Вячеслав (Харинов) видит перед собой задачу в сохранении живой памяти о погибших героях и, что особенно важно, в патриотическом просвещении наших современников. “Именно духовность делала наших воинов сильнее врага, сильнее прекрасно вооруженной немецкой армии”, - считает отец Вячеслав.

При храме отцом Вячеславом создан военный музей «Неизвестная неоконченная война», посвященный обороне и блокаде Ленинграда. Основу этого небольшого музея составляют предметы, хранящие живую память о войне. Здесь курсанты могут увидеть подлинные солдатские вещи, подержать их в руках. Это оружие, личные вещи и предметы солдатского быта, письма фронтовиков.

Большинство экспонатов найдены участниками поисковых отрядов в окрестностях Петербурга, в местах, где происходили тяжелейшие и кровопролитнейшие бои Великой Отечественной войны. За каждым из этих экспонатов судьбы людей, история их подвига, героической жизни и смерти.

Экскурсия по храму и музею «Неизвестная неоконченная война» заканчивается по традиции в трапезной храма за чашкой чая. Здесь продолжается беседа отца Вячеслава с курсантами о важных вопросах, актуальных для молодых людей: жизни и смерти, любви и вере, духовной силе человека, служении Родине.

Такие экскурсии имеют важное воспитательное значение: патриотическое воспитание должно быть основано на бережном уважительном отношении к памяти воинов, отдавших свои жизни за Отечество, на чувстве сопричастности к их жизни и подвигу.

Эйхенбаум О.А.

4 февраля 1774 г. всех бунтовщиков-пугачевцев отправляли в Казань, а прочих приводили к присяге и подписи, что они будут верными Императрице. Взятие Самары и суровое наказание бунтовщиков полностью подчинило этот город правительству. * 4 февраля 1925 г. Самарский механик И.С.Рыжов изобрел новый вид двигателя внутреннего сгорания. Он имеет на него патент, средствами на изготовление модели, однако, не располагает. Рыжов работает на второй фабрике по изготовлению спортивно-гимнастических принадлежностей. * 4 февраля1981 г. в Москве взрывом в служебной машине был убит начальник Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) доктор физико-математических наук Игорь Александрович Бережной. В ходе следствия было установлено, что ему в тот день передали взрывное устройство, замаскированное под коробку с лекарствами.


Могила И.А.Бережного

Этот день в истории края.

Как наказали пугачевцев

4 февраля 1774 года генерал Мансуров рапортует из Самары в Казань генерал-аншефу Бибикову, который руководил военными действиями против армии Е.Пугачева, о наказании батогами пугачевцев. Жестокое наказание «самарских жителей разного звания» последовало за горячую встречу сподвижника Пугачева Арапова и другие их преступления.

Как известно, пугачевский атаман Илья Арапов взял Самару без боя. Перед его приходом комендант Балахонцев, зная о зверствах пугачевцев, поддавшись слухам о большом числе людей и пушек в отряде Арапова, 25 декабря 1773 года с офицерами и 36 солдатами в панике бежал из города, бросив там артиллерию и большую часть личного состава гарнизона. В 80-ти верстах от города дождался подхода правительственных войск и вместе с ними повернул к Самаре. Участия в сражении за нее не принимал, со своими людьми прикрывал обоз.

Остальные 340 солдат гарнизона, духовенство и жители города встретили отряд Арапова хлебом-солью и колокольным звоном. Но удержать Самару пугачевцам не удалось. 28 декабря плохо обученные военному делу повстанцы, потеряв несколько сот убитыми и ранеными, бежали. Началась расправа над жителями, вставшими на сторону мятежников. Всех, кто был причастен к бунту, было велено «для страху жестоко наказать плетьми при собрании народа, приговаривая, что они против злодеев должны пребыть в твердости и живота своего как верные подданные щадить не долженствуют».

Бывший комендант Балахонцев был смещен с должности, отдан под суд, признан виновным в сдаче крепости неприятелю и в оставлении своего поста. Приговорен к смертной казни через повешение. Однако главнокомандующий П.И.Панин заменил смертный приговор на разжалование бывшего капитана в солдаты с правом выслуги.

Генерал-аншеф А.И.Бибиков, руководивший подавлением пугачевского бунта, направил письмо архиепископу Казанскому с предписанием сменить и наказать церковнослужителей Самары, перешедших на сторону восставших (пугачевцев). Таковых набралось 9 человек, всех их после прибытия замены отправили в Казань. Прибывший из Симбирска подполковник Гринев разбирался, кто из жителей города наиболее виновен в поддержке мятежников. Всех бунтовщиков также отправляли в Казань, а прочих приводили к присяге и подписи, что они будут верными Императрице и не станут иметь тайных связей с изменниками и разбойниками. Взятие Самары и суровое наказание бунтовщиков полностью подчинило этот город правительству.

Другие события этого дня в разные годы истории Самары:

4 февраля 1774 г. Генерал Мансуров рапортует Бибикову в Казань о жестоком наказании батогами пугачевцев. Жестокое наказание батогами «самарских жителей разного звания» последовало за горячую встречу сподвижника Пугачева Арапова и другие преступления. Бибиков Александр Ильич – генерал-аншеф, сенатор. Руководил военными действиями против армии Е.Пугачева, в том числе операцией по «очищению Самарского уезда от бунтовщиков».

Арапов Илья Федорович – сподвижник Емельяна Пугачева и «походный атаман» повстанческой армии. Крепостной крестьянин, бежавший от хозяина.

4 февраля 1913 г. Состоялось заседание комиссии по определению сумм больничных и других недоимок. Согласно постановлению думы, в ознаменование 300-летия Дома Романовых решено сложить недоимки «совершенно безнадежные по взысканию вследствие крайней бедности недоимщиков».

4 февраля 1920 г. Среди рабочих Трубочного завода возникли волнения. По сообщению председателя правления Трубочного завода Н.М.Янсона, на почве введения новой системы оплаты труда и под влиянием агитации меньшевиков «и других враждебных элементов» среди рабочих завода возникли волнения. Кроме того, рабочие требуют увеличения продовольственного пайка.

4 февраля 1925 г. Самарский механик И.С.Рыжов изобрел новый вид двигателя внутреннего сгорания. Газета «Коммуна» сообщила сенсационную новость: самарский механик И.С.Рыжов изобрел новый вид двигателя внутреннего сгорания. И уже имеет на него патент «из Центра». Средствами на изготовление модели, однако, не располагает. По мнению экспертной комиссии самарского отделения Всероссийской ассоциации изобретателей, двигатель нового типа получит широкое распространение в Самарском крае, а затем и в других областях. Рыжову 44 года. Работает в Самаре на второй фабрике по изготовлению спортивно-гимнастических принадлежностей. Проживает в Монастырском поселке.

Дополнительно о событиях этого дня из других источников:

4 февраля 1936 — На строительство и ремонт мостовых и тротуаров города в 1936 году отпускается 8 миллионов рублей, асфальто-бетоном будет покрыто свыше 60 тысяч квадратных метров мостовых.

1981 — В Москве взрывом в служебной машине был убит начальник Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Игорь Александрович Бережной, 1934 года рождения. В ходе следствия было установлено, что ему в тот день передали взрывное устройство, замаскированное под коробку с лекарствами.

(Статьи о Бережном:

*