28 июня был убит наследник. Сараевское убийство: причины, убийство и последствия. Охота в мировых масштабах

28 июня 1914 года в г. Сараево (Босния) был убит австрийский эрцгерцог (наследник престола) Франц Фердинанд. Покушение на него осуществила сербская молодёжная революционная организация «Молодая Босния» («Млада Босна»), которую возглавляли Гаврила Принцип и Данил Илич.

Это убийство стало формальным поводом для начала .

Почему началась война?

Три выстрела, которые привели к гибели наследника австрийского престола вместе с женой Софией, никак не могли привести к такому катастрофическому результату как начало общеевропейской войны. Большая война могла начаться гораздо раньше. Было два Марокканских кризиса (1905-1906, 1911 гг.), две Балканских войны (1912-1913 гг.). Германия откровенно угрожала Франции, Австро-Венгерская империя несколько раз начинала мобилизацию. Однако Россия каждый раз занимала сдерживающую позицию. Её поддерживала и Британия, ещё не готовая к большой войне. В результате, Центральные державы не решались начать войну. Созывались конференции великих держав, конфликты решались политико-дипломатическим путём. Правда, от кризиса к кризису Германия и Австро-Венгрия всё больше наглели. Готовность Петербурга идти на уступки и искать компромиссы стали воспринимать в Берлине как доказательство слабости России. К тому же германский кайзер считал, что вооружённые силы империи, особенно флот, не готовы к войне. Германия приняла широкомасштабную военно-морскую программу, бросив вызов британцам. В Берлине теперь хотели не только разгромить Францию, но захватить её колонии, а для этого нужен был мощный флот.

В победе на сухопутном фронте в Берлине были уверены. План Шлиффена, основанный на разнице сроков мобилизации в Германии и России, позволял разгромить французские войска до вступления в бой русских армий. Учитывая наивысшую готовность германской армии к войне (командование флота просило больше времени), срок начала войны – лето 1914 г., наметили заранее. Эта дата прозвучала на совещании императора Вильгельма II с военным руководством 8 декабря 1912 г. (тема совещания: «Наилучшее время и метод развёртывания войны»). Этот же срок – лето 1914 года – был указан в 1912-1913 гг. в докладах русских агентов в Германии и Швейцарии Базарова и Гурко. Немецкие военные программы, изначально рассчитанные до 1916 г., были пересмотрены – с завершением к весне 1914 года. Немецкое руководство считало, что Германия лучше всех готова к войне.Значительное внимание в планах Берлина и Вены уделялось Балканскому полуострову. Балканы должны были стать главных призов Австро-Венгрии. Ещё в 1913 г. немецкий кайзер на полях доклада о ситуации в Балканском регионе пометил, что требуется «хорошая провокация». Действительно, Балканы были настоящим «пороховым погребом» Европы (как и в настоящее время). Повод для войны легче всего было найти здесь. Ещё в 1879 г., после русско-турецкой войны, были созданы все предпосылки для будущих вооружённых конфликтов. В конфликте были замешаны балканские государства, Османская империя, Австро-Венгрия, Германия, Россия и Англия. В 1908 году Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, которые формально принадлежали Стамбулу. Однако на эти земли претендовал и Белград. В 1912-1913 гг. прогремели две Балканские войны. В результате серии войн и конфликтов практически все страны и народы остались недовольны: Турция, Болгария, Сербия, Греция, Черногория, Австро-Венгрия. За каждой стороной конфликта стояли великие державы. Регион стал настоящим рассадником для игр спецслужб, террористов, революционеров и откровенных бандитов. Одна за другой создавались тайные организации – «Чёрная рука», «Млада Босна», «Свобода» и др.

Гаврила Принцип, девятнадцатилетний серб, убивший эрцгерцога Фердинанда и его жену, герцогиню Софию

Все же Берлин только задумывался о провокации; реальный повод к войне за немцев создала террористическо-националистическая организация «Чёрная рука» («Единство или смерть»). Её возглавлял начальник сербской контрразведки полковник Драгутин Дмитриевич (псевдоним «Апис»). Участники организации были патриотами своей Родины и врагами Австро-Венгрии и Германии, мечтали о построении «Великой Сербии». Проблема заключалась в том, что Дмитриевич, Танкосич и другие руководители «Чёрной руки» были не только сербскими офицерами, но и членами масонских лож. Если Апис осуществлял непосредственное планирование и руководство операциями, то существовали и другие руководители, которые оставались в тени. Среди них сербский министр Л. Чупа, видный иерарх «вольных каменщиков». Он был связан с бельгийскими и французскими масонскими кругами. Именно он стоял у истоков организации, курировал её деятельность. Пропаганда велась с сугубо патриотических, панславистских лозунгов. А достигнуть главной цели – создания «Великой Сербии», можно было только путём войны, с обязательным участием России. Ясно, что «закулисные структуры» того времени (их частью были масонские ложи) вели Европу к большой войне, которая должна была привести к построению Нового мирового порядка.

Организация имела в Сербии огромное влияние, создала отделения в Боснии, Македонии, Болгарии. Король Сербии Пётр I Карагеоргиевич и премьер-министр Никола Пашич взглядов «Чёрной руки» не разделяли, однако организация смогла добиться большого влияния в среде офицерства, у неё были свои люди в правительстве, скупщине и при дворе.

Не случайно была выбрана и жертва теракта. Франц Фердинанд в политике был жёстким реалистом. Он ещё в 1906 году составил план преобразования дуалистической монархии. Этот проект в случае его осуществления мог продлить жизнь Австро-Венгерской империи, снизив градус межнациональных противоречий. Согласно ему, монархия преобразовывалась в Соединенные Штаты Великой Австрии – триединое государство (или Австро-Венгро-Славию), учреждались 12 национальных автономий для каждой крупной народности, проживавшей в империи Габсбургов. От реформирования монархии из дуалистической в триалистическую модель выигрывала правящая династия и славянские народы. Чешский народ получал своё автономное государство (по образцу Венгрии). Наследник австрийского престола не любил русских, и еще больше сербов, но Франц Фердинанд выступал категорически против превентивной войны с Сербией и конфликта с Россией. По его мнению, такой конфликт был смертелен как для России, так и для Австро-Венгрии. Его устранение развязывало руки «партии войны».

Интересен и тот факт, что перед самим покушением в Белград привозят террористов, их тренируют в стрельбе в тире королевского парка, вооружают револьверами и бомбами (сербского производства) из государственного арсенала. Будто специально создаются доказательства того, что террористический акт организован Сербией. 15 июля 1914 года в результате внутриполитического кризиса (дворцового переворота), военные вынуждают короля Петра отречься от престола в пользу сына – Александра, который был молод, неопытен и, отчасти, находился под влиянием заговорщиков.


Судя по всему, Белград и Вену сталкивали и определённые круги в Австро-Венгрии. Сербский премьер-министр и русский посол в Сербии Гартвиг через свою агентуру и узнали о подготовке покушения. Оба постарались предотвратить его и предупредили австрийцев. Однако австрийское правительство не отменило визит Франца Фердинанда в Сараево и не приняло должных мер по обеспечению его безопасности. Так, 28 июня 1914 года произошло два покушения (первое было неудачным). Бомба, брошенная Неделько Габриновичем, убила шофера и ранила несколько человек. Это покушение не стало поводом для усиления охраны или немедленной эвакуации эрцгерцога из города. Поэтому террористы получили вторую возможность, которая и была успешно реализована.Берлин воспринял это убийство, как отличный повод к войне. Германский кайзер, получив сообщение о гибели эрцгерцога, написал на полях телеграммы: «Теперь или никогда». И приказал Мольтке начать подготовку операции против Франции. Интересную позицию заняла Англия: если Россия и Франция предпринимали дипломатически шаги к мирному урегулированию конфликта между Сербией и Австро-Венгрией, то британцы держались уклончиво и обособленно. Лондон немцев не осаживал, поддержки союзникам не обещал. В результате у кайзера сложилось мнение, что Англия решила остаться в стороне от схватки. Это было не удивительно, если учесть традиционную политику Лондона в отношении Европы. Немецкий посол в Англии Лихневский встретился с британским министром иностранных дел Греем и подтвердил этот вывод – Британия вмешиваться не будет. Однако британцы вмешались, но с серьёзным запозданием. Это случилось 5 августа, когда германские корпуса уже громили Бельгию, и остановить бойню было невозможно. Для Берлина вступление в войну Британии стало неожиданностью.

Сараевское убийство или убийство в Сараеве – одно из самых громких убийств XX века, стоит практически наряду с убийство президента США Дж. Кеннеди. Убийство произошло 28 июня 1914 года в городе Сараево (сейчас является столицей Боснии и Герцеговины). Жертвой убийства был наследник австрийского престола Франц Фердинанд, а вместе с ним была убита его жена графиня София Гогенберг.
Убийство совершила группа террористов числом в шесть человек, однако выстрели нанес только один человек – Гаврило Принцип.

Причины убийства Франца Фердинанда

Многие историки до сих пор дискутируют над целью убийства наследника австрийского престола, но большинство соглашается с тем, что политической целью убийства было освобождение Южнославянских земель от владычества Австро-Угорской империи.
Франц Фердинанд, как считают историки, хотел навечно присоединить славянские земли к империи, рядом реформ. Как потом скажет убийца – Гаврило Принцип, одной из причин убийства было как раз предотвращение проведения этих реформ.

Планирование убийства

Разрабатывала план убийства некая сербская националистическая организация под названием «Черная рука». Члены организации искали пути для возрождения революционного духа сербов, они также долго искали того, кто же среди австро-угорской элиты должен стать жертвой и путем достижения этой цели. В списке целей присутствовал Франц Фердинанд, а также губернатор Боснии – Оскар Потиорек, великий полководец Австро-Угорской империи.
Сначала планировалось, что некий Мухаммед Мехмедбашич должен совершить это убийство. Покушение на Потиорека закончилось провалом и ему приказали убрать другого человека – Франца Фердинанда.
Для убийства эрцгерцога было готово почти все, кроме оружия, которого террористы ждали целый месяц. Чтобы молодая группа студентов сделала все как следует, им был выдан пистолет для тренировок. В конце мая террористы получили несколько пистолетов, шесть гранат, карты с путями отхода, движениями жандармов и даже пилюли с ядом.
Оружие группе террористов было роздано 27 июня. Уже следующим утром, террористы были расставлены по маршруту проезда кортежа Франца Фердинанда. Глава «Черной руки» Илич перед убийством сказал своим людям быть храбрыми и сделать то, что они должны сделать ради страны.

Убийство

Франц Фердинанд прибыл в Сараево на поезде утром, на вокзале его встретил Оскар Питиорек. Франц Фердинанд, его жена и Питиорек сели в третий по счету автомобиль (кортеж насчитывал шесть автомобилей), и он был полностью открытый. Сначала эрцгерцог осмотрел казармы, а затем направился вдоль набережной, где и произошло убийство.
Первым из террористов стоял Мухаммед Мехмедбашич, и он был вооружен гранатой, однако его атака на Франца Фердинанда провалилась. Вторым стоял террорист Чурбилович, тот уже был вооружен по мимо гранаты и пистолетом, но его постигла неудача. Третьим террористом был Чабринович, вооруженный гранатой.
В 10:10 Чабринович бросил гранату в автомобиль эрцгерцога, но та отскочила и взорвалась на дороге. Взрывом было ранено около 20 человек. Сразу после этого Чабринович проглотил капсулу с ядом и пригнул в реку. Но у него началась рвота и яд не подействовал, а сама река оказалась слишком мелкой, и полиция без трудностей его поймала, избила и уже тогда арестовала.
Казалось, что Сараевское убийство провалилось, так как кортеж промчался на большой скорости мимо остальных террористов. Затем эрцгерцог направился в Ратушу. Там его попытались успокоить, но он был слишком взволнован, он не понимал и постоянно твердил, что прибыл с дружелюбным визитом, а в него бросили бомбу.
Затем жена успокоила Франц Фердинанда и тот выступил с речью. Вскоре было решено прервать задуманную программу, и эрцгерцог решил навестить раненых в госпитале. Уже в 10:45 они вновь оказались в автомобиле. Машина направилась к госпиталю по через улицу Франца Иосифа.
Принцип узнал, что покушение закончилось полным провалом и решил изменить место своей дислокации, расположившись возле магазина «Деликатесы Морица Шиллера», через который проходил обратный маршрут эрцгерцога.
Когда машина эрцгерцога поравнялась с убийцей, тот резко выскочил и на расстоянии нескольких шагов сделал два выстрела. Один попал эрцгерцогу в шею и пробил яремную вену, второй выстрел попал в живот жене эрцгерцога. Убийца был арестован в тот же момент. Как он потом сказал на суде, он не хотел убивать жену Франца Фердинанда, а эта пуля предназначалась Питиореку.
Раненные эрцгерцог и его жена умерли не сразу, сразу после покушения их повезли в госпиталь, чтобы оказать помощь. Герцог, будучи в сознании, умолял жену не умирать, на что та постоянно отвечала: «Это нормально». Имеется в виду о ране, она утешала его таким образом, будто с ней все хорошо. И сразу после этого она умерла. Сам же эрцгерцог скончался спустя десять минут. Сараевское убийство, таким образом увенчалось успехом.

Последствия убийства

После смерти тела Софии и Франца Фердинанда были отправлены в Вену, где их похоронили на скромной церемонии, что сильно разгневало нового наследника австрийского престола.
Через несколько часов в Сараево начались погромы, в ходе которых все, кто любил эрцгерцога жестоко расправлялись со всеми сербами, полиция на это не реагировала. Огромное количество сербов были жестоко избиты и ранены, некоторые были убиты, а также пострадало огромное количество зданий, они были разрушены и разграблены.
Совсем скоро были арестованы все сараевские убийцы, а затем было арестовано и австро-венгерские военные, которые и передали убийцам оружие. Приговор был вынесен 28 сентября 1914 года, за государственную измену все приговаривались к смертной казни.
Однако не все участники заговора были совершеннолетними по сербским законам. Поэтому десятью участникам, в том числе и самом убийце Гавриле Принципу было объявлено наказание в 20 лет заключения в тюрьме строгого режима. Пять человек казнили через повешение, одного посадили пожизненно и еще девять человек были оправданы. Сам Принцип умер в 1918 году в тюрьме от туберкулеза.
Убийство наследника австрийского престола повергло в шок практически всю Европу, многие страны приняли сторону Австрии. Сразу после убийства, правительство Австро-Угорской империи отправило в Сербию ряд требований, среди которых была выдача все тех, кто приложил руку к этому убийству.
Сербия сразу мобилизовала свою армию и ее поддержала Россия. На некоторые важные для Австрии требования Сербия ответила отказом, после чего 25 июля Австрия разорвала дипломатические отношения с Сербией.
Через месяц Австрия объявила войну и начала мобилизацию своих сил. В ответ на это за Сербию выступила Россия, Франция, Англия, что послужило началу Первой мировой. Вскоре все великие страны Европы выбрали стороны.
На сторону Австрии встали Германия, Османская империя, а позже присоединилась и Болгария. Таким образом, в Европе образовалось два огромных союза: Антанта (Сербия, Россия, Англия, Франция и несколько десяток других государств, которые внесли только небольшой вклад в ход Первой мировой) и Троистый Союз Германии, Австрии и Бельгии (вскоре к ним присоединилась и Османская империя).
Таким образом, Сараевское убийство стало поводом для начала Первой мировой войны. Причин ее начала было более чем достаточно, но повод оказался именно таким. Поля, которые выпустил из своего пистолета Гаврило Принцип, называют «пулей, начавшей Первую мировую».
Интересно, что в музее военной истории в городе Вена, все могут посмотреть на автомобиль, в котором ехал эрцгерцог, на его мундир со следами крови Франца Фердинанда, сам пистолет, начавший войну. А пуля храниться в небольшой чешском замке Конопиште.

Вообще, в мире мало мест, придя на которые, можно сказать: "Вот ИМЕННО ЗДЕСЬ всё и началось".

Конечно, можно найти бессчетное множество разного рода памятных знаков, камней, плит, табличек, на которых можно увидеть "С этого места начался город Сызрань", или "Именно в этом здании впервые в истории лягушке пришили хвост".

Мелко. Масштаб не тот. Грандиозные события, которые затронули весь мир, редко начинаются с какого-то конкретного места. Даже Великая Отечественная началась, как известно, с "германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах".

Конечно, можно проследить, где прозвучали первые выстрелы Второй Мировой войны, я уже писал об этом месте - это город Гданьск в Польше, это первые выстрелы, но гданьский почтамт - не тот символ, опять-таки масштаб не тот.

Совершенно иначе обстоит дело с другой войной, Первой Мировой, которую несколько десятков лет называли Великой. Да, причин для нее была масса, да, боевые действия начались практически одновременно по всему европейскому континенту, но ПОВОД для этой войны, повод - был один, и произошел он в одном конкретном месте. В месте, на которое можно показать пальцем.

Показать, и сказать: "Здесь началась Первая Мировая война".

ВОТ НА ЭТОМ САМОМ МЕСТЕ.

28 июня 1914 года в Боснии, в городе Сараево, был убит наследник австрийского престола эрц-герцог Франц-Фердинанд, вместе с супругой. Именно это убийство послужило поводом для развязывания величайшей бойни в истории человечества на тот момент. Войны, которая перевернула весь мир, перевернула все человеческое сознание, войны, после которой миллионы людей начали думать, что Бог не мог допустить такое, а значит, его нет.

Я вот люблю историю.

И вот я в Сараево.

Предыстория убийства.

В число великих держав того времени входила Австро-Венгрия, империя дряхлеющая, но всё еще мощная. 84-летний император Франц-Иосиф, что логично, дышал на ладан, и было очевидно, что к власти вот-вот придет 50-летний наследник престола, эрц-герцог Франц-Фердинанд.

Собственно, вот он:

Мужчина уравновешенный, спокойный, и наверное, все у Австро-Венгрии с ним было бы хорошо, да вот попал он не в то место и не в то время. Не надо было ему быть наследником, потому что положили на него глаз революционеры.

Босния в начале XX века де факто уже была в составе империи, но имела значительное славянское население, которое жить под австрияками не хотело, а хотело присоединиться к небольшой, но гордой и независимой Сербии. Наиболее горячие головы из числа боснийских сербов организовали радикальную организацию под названием "Млада Босна", "Молодая Босния", что логично.

Радикалы питались морально и материально из самой Сербии, от еще более крутой и радикальной организации с соответствующим, леденящим кровь названием "Черная рука". "Черная рука" состояла в основном из патриотически настроенных сербских военных, и им было приятно, что в Боснии, на территории ненавистных австрийцев, постоянно происходит кипеш.

В местной ливорюционной ячейке состояли, соответственно названию, сплошь молодые люди, и они быстренько решили в одной кондитерской в Сараево, столице Боснии, что заниматься пропагандой - не их метод, их метод - террор.

Совершеннно не догадываясь, к чему это приведет, "Млада Босна" решила порешить, пардон за тавтологию, австрийского наследника престола. Мол, пусть только приедет к нам в Сараево, и мы сразу его, того.

Наследник не замедлил себя ждать, и объявился в отдаленной окраине своей империи. В Боснии проводились серьезные военные учения, и Франц-Фердинанд прибыл на них вместе с супругой, герцогиней фон Гогенберг, решив совместить приятное с полезным - и на учения посмотреть, и поданным продемонстировать, мол, какие у них будущий император с императрицей классные.

Кстати, герцогиня София фон Гогенберг:

Естественно, местечковым радикалам было грех не воспользоваться ситуацией. Франц сам едет к ним в руки. Оживились и в Белграде. Ведь так здорово прикончить будущего австрийского императора. "Черная рука" морально подготовила небольшой отряд молодых террористов, научила стрелять, дала пистолеты, бомбы, благословила и отправила встречать Франца-Фердинанда.

Молодых террористов было шесть человек. Из них участие в покушение приняли пять. Любопытно, что большая часть из них болела бичом XIX века, чахоткой, то есть туберкулезом. Излечиться от него делом считалось практически невозможным, поэтому, де факто, отряд состоял из смертников. Еще более любопытен тот факт, что Франц-Фердинанд тоже страдал туберкулезом, только в отличие от малообеспеченных сараевских гимназистов и студентов был при лаве, и мог лечиться на лучших курортах мира, что с успехом и делал.

Итак, все шахматные фигуры на доске. 27 июня 1914 года. Босния. Сараево. Военные учения завершены, и прошли блестяще. Эрц-герцог Франц-Фердинанд ночует вместе с супругой с пригороде Сараево, затем, чтобы на следующее утро на автомобильном кортеже торжественно въехать в город, чтобы покрасоваться перед тысячами поданных, восторженно встречающих будущего императора. Он поедет в ратушу, где выслушает торжественные речи местной элиты.

Дорога высокого гостя в ратушу всем известна - она пройдет по набережной сараевской реки Милячки, где его и будут торжественно встречать. По всей набережной будет стоять 120 человек охраны. Там же будут и пять молодых террористов с бомбами.

Тысяча случайностей, множество нелепостей, и на следующий день партия будет разыграна и будущий император вместе с женой все-таки будет убит. А еще через месяц из-за этого начнется Великая война.

И вот теплым февральским деньком 2010 года я выхожу на эту набережную.

Я даже выхожу на нее практически в то же время, когда на ней появился автомобиль эрц-герцога - начало 11 утра. Сейчас на ней малолюдно, можно даже сказать, никого, но в тот день она была полна народу.

Кортеж из четырех шикарных авто въехал в Сараево. Супружеская чета ехала во втором, настоящие красавцы. Оба хотели произвести впечатление на подданных имперской глубинки, и выглядели просто шикарно: на Франце-Фердинанде форма генерала от кавалерии (голубой мундир, черные брюки с красными лампасами, высокая фуражка с зелеными попугаичьими перьями); на жене было нарядное белое платье и широкая шляпа с пером страуса.

В автомобиле вместе с четой ехали военный губернатор Боснии, генерал Потиорек, хозяин праздника, и сопровождающий высоких гостей граф Гаррах.

В трех других автомобилях ехали высокопоставленные местные чиновники и сопровождающие наследников офицеры.

Кстати, автомобиль Франца-Фердинанда, в котором его и убили. Сохранился, стоит в музее:

Итак, кортеж едет по набережной Аппель, вдоль реки Милячки. Милячка - река не самая широкая, через нее уже в то время было перекинуто несколько мостов:

Заговорщики рассредоточились, и встали на перекрестках набережной и всех мостов. По мостам с другого берега валили люди, и можно было легко скрыться. Это была своеобразная "цепочка", занявшая стратегические точки по всей набережной. Террористы были очень молоды и очень волновались. Стрелять их научили недавно, объемные бомбы под одеждой, кажется, все смотрят, 120 офицеров охраны на набережной, в общем, между ног легкий жим-жим.

Самым крайним, то есть самым первым, кто увидит эрц-герцога, был Мехмедбашич, самый крутой из всех заговорщиков. Но при виде кортежа, толпы, перьев попугая на шляпе Франца-Фердинанда, у него окончательно все отыграло и он не решился бросить бомбу.

У второго моста стоял следующий недотеррорист - Кубрилович. Он тоже не смог заставить себя вытащить бомбу и бросить в машину, не говоря уже о стрельбе: все младобоснийцы были вооружены револьверами.

Впоследствии Кубрилович даже на задержании говорил, что выстрелил два раза в эрц-герцога, но этого не было, и вообще засвидетельствовали, что ливорюционер находился на тот момент в состоянии, близком к безумию, от страха.

И только у третьего моста Цумурья, соответственно, третий террорист, Неделько Габринович, набрался сил, вытащил бомбу из букета цветов, и кинул её в автомобиль. Произошла случайность: бомба отлетела о сложенную крышу авто и попала под колеса следующего автомобиля. Погибло двое, а ранено было около двух десятков человек, но сам эрц-герцог с супругой не пострадали.

Началась сутолока, дым, паника, террорист проглотил заранее заготовленный яд и кинулся в реку. Там его быстренько выловили, вытащили назад на набережную и стали жестоко избивать. Яд не подействовал, и парня лишь рвало. В общем, ад, который длился пять минут и который свидетельствует о полной недееспособности службы охраны. Покушения тогда только входили в моду, и в сытой Австрии были практически в диковинку.

Никто сначала даже не понял, что это покушение, водители не знали, куда ехать, кругом дым, все визжат, стонут раненые, кто-то кричит "назад", кто-то "вперед", террорист блюет, и его одновременно пиз*ят, в общем, феерия.

Наконец, все подуспокоилось, и Франц-Фердинанд принимает решение все-таки доехать до ратуши и завершить визит в Сараево. О том, что террорист мог быть не один, особо никто и не подумал. Генарал Потиорек аргументировал: "Вы что, думаете, Сараево кишит убийцами?", и тем самым способствовал продолжению поездки.

Сами террористы, поняв, что покушение не удалось, запаниковали, у них окончательно все отыграло, и они по одиночке разбежались по городу. И лишь пятый, последний террорист, некто Гаврило Принцип, никуда не побежал, а заглянул в магазинчик Морица Штиллера, где выпил кофе, чтобы успокоиться. Этот магазинчик находился прямо у Латинского моста через Милячку - "точки", где должен был стоять Принцип.

Вот он, Латинский мост:

Пойдем по другому берегу к нему и мы. Погода спокойная, хорошая, и наводит на исторические размышления, как никогда будоражит воображение, заставляя в красках представлять события почти столетней давности.

Итак, Франц-Фердинанд приезжает в ратушу, где ничего не подозревающей бургомистр города радушно пытается начать речь, но его перебивают:
"Довольно глупостей! Мы приехали сюда как гости, а нас встречают бомбами!"

После смятого и нудного официала эрц-герцог принимает решение покинуть Сараево, предварительно заехав в госпиталь - посетить раненых при покушении офицеров. Они выходят из ратуши, фотограф ловит их:

И я ловлю вход в ратушу:

Здание сильно пострадало в ходе боев в начале 1990-х годов, сейчас реставрируется, но боковой фасад дает понять, как выглядит все здание:

Автомобильный кортеж, на гораздо более приличной скорости, мчится назад по набережной Аппель.

Что-что помнит это здание, так это точно бои в Сараево семнадцать лет назад:

Мимо этих домов мчатся автомобили, приближаясь к ТОЙ САМОЙ ТОЧКЕ. ТОМУ САМОМУ МЕСТУ.

Перекресток набережной Аппель перед Латинским мостом. Здесь будет убит эрц-герцог. Здесь начнется Первая Мировая.

Я иду к этому перекрестку с другого берега, так, как будто я был бы обычным зевакой, бегущим на другой берег реки позырить на кортеж

Я вбегаю на Латинский мост. Вот он, перекресток. Вот так издалека его вижу я, обычный прохожий:

А вот так последний в своей жизни перекресток увидели Франц-Фердинанд и его жена София. Они мчатся по набережной от ратуши, справа от меня:

Дома по большей части те же. И мост тот же - стоит уже несколько сотен лет. Разница только в асфальте - его тогда не было, была брусчатка. Хотя нет, на самом перекрестке и брусчатку оставили, еще пуще помогает работать воображению. Здесь это случилось:

Убийство на этом перекрестке - результат массы совпадений. Автомобиль ехал в госпиталь на приличной скорости, но благодаря неорганизованным действиям охраны стояла легкая сумятица. Так, логично рассудив, что террористы, даже если их было несколько, уже давно разбежались, было решено возвращаться тем же путем, что и приехали - то есть по набережной.

Шоферу же этого не сообщили, и он хотел поехать по спланированному маршруту, спланированному еще рано утром: туда - по набережной, назад - по параллельной улице Франца Иосифа.

На перекрестке у Латинского моста автомобиль приостановился, водитель начал поворот направо, вон туда:

Генерал Потиорек, по-прежнему сидевший с супружеской четой в авто, схватил его за плечо и закричал: "Стой! Куда едешь?! По набережной!". Шофер замер в недоумении, он ничего не понимал. Он остановился аккурат на углу, вот у этого дома, в котором находился магазин Морица Штиллера, а сейчас музей Сараево:

А в магазине Штиллера только что допил кофе и вышел на улицу кто? Пятый террорист, Гаврило Принцип! Будучи в совершенно смятенных чувствах после, казалось бы, провала покушения, он соориентировался моментально. 19-летний гимназист Гаврило, несмотря на молодость, оказался среди всех заговорщиков самым стойким парнем с самыми крепкими нервами. Вот он, Гаврило Принцип, единственное его фото, сделано в полиции:

Невероятная случайность. Принцип выходит из магазина на перекресток. В этот момент прямо перед ним останавливается на повороте автомобиль, водителю кричит какой-то генерал "Стой! Куда едешь?! По набережной!", а рядом с генералом сидит ОН. Эрц-герцог.

Времени бросать бомбу не было. Принцип соориентировался моментально, он был от стоящего открытого кабриолета в трех метрах. Он выхватывает револьвер и ведет стрельбу по Францу-Фердинанду. Первая же пуля пробивает ему шею и артерию. Вторая попадает Софии в живот.

Всё произошло за три секунды. Никто не смог даже шевельнуться. Ничего не смог сделать даже граф Гаррах, который в целях безопасности ехал стоя на левой подножке автомобиля с обнаженной саблей. Достаточно было ему выбрать правую - и телом он закрыл бы наследника, но он выбрал левую - и Францу было суждено умереть.

Паника. Принцип попытался убежать, но первым опомнился студент из прохожих и не дал ему этого сделать. Он попытался выпить яд - склянку выбили из рук, как и пистолет, из которого он пытался застрелиться. Принципа жестоко начало бить толпа, нанесли несколько ударов саблей, били так, что в тюрьме ему ампутировали руку.

Случайный фотограф чудом зафиксировал момент, когда террориста скрутили. Легендарный кадр:

Кадров самого момента стрельбы, естественно, нет, но вовсю постарались художники тех лет, четко отобразив детали:

Автомобиль помчался во дворец. Франц-Фердинанд прошептал жене: "Софи, Софи, живи для наших детей!", и скончался через двадцать минут. Его жена умерла несколькими минутами позже.

Для Европы все было кончено.

Заговорщики были все схвачены, и, естественно, осуждены. Удивительно, но по австрийским законам Гаврило Принцип был несовершеннолетним, а стало быть, к нему не могла быть применима смертная казнь. Дали по максимуму - двадцать лет. Он умер в 1918 году от туберкулеза в тюрьме Теризиенштадт, в Праге, застав все те события, которые вызвали его выстрелы в Сараево.

Любопытна речь террориста Габриновича на суде:

«Не думайте о нас худо. Мы никогда Австрию не ненавидели, но Австрия не позаботилась о разрешении наших проблем. Мы любили свой собственный народ. Девять десятых его - это рабы-земледельцы, живущие в отвратительной нищете. Мы чувствовали к ним жалость. Ненависти к Габсбургам у нас не было. Против Его Величества Франца Иосифа я ничего не имею... Нас увлекли люди, считавшие Фердинанда ненавистником славянского народа, Никто не говорил нам: «Убейте его». Но жили мы в атмосфере, которая делала его убийство естественным... Хотя Принцип изображает героя, наша точка зрения была иная. Конечно, мы хотели стать героями, и все же мы испытываем сожаление. Нас тронули слова: «Софья, живи для наших детей». Мы все что угодно, но не преступники. От своего имени и от имени моих товарищей, прошу детей убитых простить нас. Пусть суд нас покарает, как ему угодно. Мы не преступники, мы идеалисты, и руководили нами благородные чувства. Мы любили наш народ и умрем за наш идеал...»

Принцип тотчас внес поправку: «Габринович говорит за самого себя. Но он уклоняется от истины, намекая на то, будто кто-то другой внушил нам мысль о покушении. К этой мысли пришли мы сами, мы ее привели в исполнение. Да, мы любили наш народ. Больше ничего сказать не могу».

Суд состоялся 12 октября 1914 года, когда все уже было решено. Крайне любопытны те эмоции, которые испытывали эти мальчики, уже зная о том, что их выстрелы пусть и не были причинами, но спровоцировали всемирную бойню.

Тот факт, что за ними стояла "Черная рука", а следовательно, Сербия, сдали сами террористы. Повод был наишикарнейший.

Европа замерла в ожидании.

В Питер от наших людей в Вене улетает телеграмма:

Австрия предъявляет Сербии ультиматум, который она заведомо не могла выполнить. А дальше все пошло как по маслу.

Уже 28 июля Австро-Венгрия объявляет войну Сербии. Россия, традиционная защитница славянской Сербии, начинает всеобщую мобилизацию. Германия, союзница Австро-Венгрии, требует от России этого не делать, и в свою очередь 1 августа объявляет войну России.

4 августа Великобритания, союзница России и Франции, объявляет войну Германии за то, что она напала на маленькую Бельгию.

Великая война началась.

В войне принимало участие 38 стран с население около миллиарда.

Погибнет более 10 миллионов человек, более двадцати миллионов останется калеками.

Мир больше никогда не будет прежним.

А де факто началось всё здесь, на маленьком перекрестке небольшого города Сараево, что в Боснии, на Балканах.

28 июня 1914 года в г. Сараево (Босния) был убит австрийский эрцгерцог (наследник престола) Франц Фердинанд. Покушение на него осуществила сербская молодёжная революционная организация «Молодая Босния» («Млада Босна»), которую возглавляли Гаврила Принцип и Данил Илич. Это убийство стало формальным поводом для начала большой войны между двумя коалициями великих держав.

Почему началась война?

Три выстрела, которые привели к гибели наследника австрийского престола вместе с женой Софией, никак не могли привести к такому катастрофическому результату как начало общеевропейской войны. Большая война могла начаться гораздо раньше. Было два Марокканских кризиса (1905-1906, 1911 гг.), две Балканских войны (1912-1913 гг.). Германия откровенно угрожала Франции, Австро-Венгерская империя несколько раз начинала мобилизацию. Однако Россия каждый раз занимала сдерживающую позицию. Её поддерживала и Британия, ещё не готовая к большой войне. В результате, Центральные державы не решались начать войну. Созывались конференции великих держав, конфликты решались политико-дипломатическим путём. Правда, от кризиса к кризису Германия и Австро-Венгрия всё больше наглели. Готовность Петербурга идти на уступки и искать компромиссы стали воспринимать в Берлине как доказательство слабости России. К тому же германский кайзер считал, что вооружённые силы империи, особенно флот, не готовы к войне. Германия приняла широкомасштабную военно-морскую программу, бросив вызов британцам. В Берлине теперь хотели не только разгромить Францию, но захватить её колонии, а для этого нужен был мощный флот.

В победе на сухопутном фронте в Берлине были уверены. План Шлиффена, основанный на разнице сроков мобилизации в Германии и России, позволял разгромить французские войска до вступления в бой русских армий. Учитывая наивысшую готовность германской армии к войне (командование флота просило больше времени), срок начала войны – лето 1914 г., наметили заранее. Эта дата прозвучала на совещании императора Вильгельма II с военным руководством 8 декабря 1912 г. (тема совещания: «Наилучшее время и метод развёртывания войны»). Этот же срок - лето 1914 года - был указан в 1912-1913 гг. в докладах русских агентов в Германии и Швейцарии Базарова и Гурко. Немецкие военные программы, изначально рассчитанные до 1916 г., были пересмотрены – с завершением к весне 1914 года. Немецкое руководство считало, что Германия лучше всех готова к войне.

Значительное внимание в планах Берлина и Вены уделялось Балканскому полуострову. Балканы должны были стать главных призов Австро-Венгрии. Ещё в 1913 г. немецкий кайзер на полях доклада о ситуации в Балканском регионе пометил, что требуется «хорошая провокация». Действительно, Балканы были настоящим «пороховым погребом» Европы (как и в настоящее время). Повод для войны легче всего было найти здесь. Ещё в 1879 г., после русско-турецкой войны, были созданы все предпосылки для будущих вооружённых конфликтов. В конфликте были замешаны балканские государства, Османская империя, Австро-Венгрия, Германия, Россия и Англия. В 1908 году Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, которые формально принадлежали Стамбулу. Однако на эти земли претендовал и Белград. В 1912-1913 гг. прогремели две Балканские войны. В результате серии войн и конфликтов практически все страны и народы остались недовольны: Турция, Болгария, Сербия, Греция, Черногория, Австро-Венгрия. За каждой стороной конфликта стояли великие державы. Регион стал настоящим рассадником для игр спецслужб, террористов, революционеров и откровенных бандитов. Одна за другой создавались тайные организации – «Чёрная рука», «Млада Босна», «Свобода» и др.

Все же Берлин только задумывался о провокации; реальный повод к войне за немцев создала террористическо-националистическая организация «Чёрная рука» («Единство или смерть»). Её возглавлял начальник сербской контрразведки полковник Драгутин Дмитриевич (псевдоним «Апис»). Участники организации были патриотами своей Родины и врагами Австро-Венгрии и Германии, мечтали о построении «Великой Сербии». Проблема заключалась в том, что Дмитриевич, Танкосич и другие руководители «Чёрной руки» были не только сербскими офицерами, но и членами масонских лож. Если Апис осуществлял непосредственное планирование и руководство операциями, то существовали и другие руководители, которые оставались в тени. Среди них сербский министр Л. Чупа, видный иерарх «вольных каменщиков». Он был связан с бельгийскими и французскими масонскими кругами. Именно он стоял у истоков организации, курировал её деятельность. Пропаганда велась с сугубо патриотических, панславистских лозунгов. А достигнуть главной цели – создания «Великой Сербии», можно было только путём войны, с обязательным участием России. Ясно, что «закулисные структуры» того времени (их частью были масонские ложи) вели Европу к большой войне, которая должна была привести к построению Нового мирового порядка.

Организация имела в Сербии огромное влияние, создала отделения в Боснии, Македонии, Болгарии. Король Сербии Пётр I Карагеоргиевич и премьер-министр Никола Пашич взглядов «Чёрной руки» не разделяли, однако организация смогла добиться большого влияния в среде офицерства, у неё были свои люди в правительстве, скупщине и при дворе.

Не случайно была выбрана и жертва теракта. Франц Фердинанд в политике был жёстким реалистом. Он ещё в 1906 году составил план преобразования дуалистической монархии. Этот проект в случае его осуществления мог продлить жизнь Австро-Венгерской империи, снизив градус межнациональных противоречий. Согласно ему, монархия преобразовывалась в Соединенные Штаты Великой Австрии - триединое государство (или Австро-Венгро-Славию), учреждались 12 национальных автономий для каждой крупной народности, проживавшей в империи Габсбургов. От реформирования монархии из дуалистической в триалистическую модель выигрывала правящая династия и славянские народы. Чешский народ получал своё автономное государство (по образцу Венгрии). Наследник австрийского престола не любил русских, и еще больше сербов, но Франц Фердинанд выступал категорически против превентивной войны с Сербией и конфликта с Россией. По его мнению, такой конфликт был смертелен как для России, так и для Австро-Венгрии. Его устранение развязывало руки «партии войны».

Интересен и тот факт, что перед самим покушением в Белград привозят террористов, их тренируют в стрельбе в тире королевского парка, вооружают револьверами и бомбами (сербского производства) из государственного арсенала. Будто специально создаются доказательства того, что террористический акт организован Сербией. 15 июля 1914 года в результате внутриполитического кризиса (дворцового переворота), военные вынуждают короля Петра отречься от престола в пользу сына – Александра, который был молод, неопытен и, отчасти, находился под влиянием заговорщиков.

Судя по всему, Белград и Вену сталкивали и определённые круги в Австро-Венгрии. Сербский премьер-министр и русский посол в Сербии Гартвиг через свою агентуру и узнали о подготовке покушения. Оба постарались предотвратить его и предупредили австрийцев. Однако австрийское правительство не отменило визит Франца Фердинанда в Сараево и не приняло должных мер по обеспечению его безопасности. Так, 28 июня 1914 года произошло два покушения (первое было неудачным). Бомба, брошенная Неделько Габриновичем, убила шофера и ранила несколько человек. Это покушение не стало поводом для усиления охраны или немедленной эвакуации эрцгерцога из города. Поэтому террористы получили вторую возможность, которая и была успешно реализована.

Берлин воспринял это убийство, как отличный повод к войне. Германский кайзер, получив сообщение о гибели эрцгерцога, написал на полях телеграммы: «Теперь или никогда». И приказал Мольтке начать подготовку операции против Франции. Интересную позицию заняла Англия: если Россия и Франция предпринимали дипломатически шаги к мирному урегулированию конфликта между Сербией и Австро-Венгрией, то британцы держались уклончиво и обособленно. Лондон немцев не осаживал, поддержки союзникам не обещал. В результате у кайзера сложилось мнение, что Англия решила остаться в стороне от схватки. Это было не удивительно, если учесть традиционную политику Лондона в отношении Европы. Немецкий посол в Англии Лихневский встретился с британским министром иностранных дел Греем и подтвердил этот вывод – Британия вмешиваться не будет. Однако британцы вмешались, но с серьёзным запозданием. Это случилось 5 августа, когда германские корпуса уже громили Бельгию, и остановить бойню было невозможно. Для Берлина вступление в войну Британии стало неожиданностью.

Так началась Мировая война, которая унесла 10 млн. жизней, перекроила политическую карту планеты и серьёзно изменившая прежние системы ценностей. Все выгоды от начала войны получили Англия, Франция и США. Так называемый «финансовый интернационал» наварил на войне колоссальные прибыли и уничтожил аристократические элиты Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и России, которые «устарели» и стояли на пути построения Нового мирового порядка.

28 июня 1914 года в центре боснийского города Сараево были убиты наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц-Фердинанд и его жена. Покушение повлекло за собой цепь событий, которые через месяц ввергли все ведущие государства мира в затяжную войну, похоронившую старую патриархальную Европу. Несмотря на то что детали убийства Франца-Фердинанда досконально известны исследователям, с ним связано огромное количество «белых пятен». До сих пор непонятно, кто все-таки подталкивал «Черную руку», по какой причине в Сараеве не были предприняты минимальные меры безопасности и, наконец, кому было выгодно нарушить покой «старушки-Европы».

Убийство 28 июня 1914 года

Около 500 лет Сараево было столицей Боснии и еще до сих пор остается ее главным городом. Оно втиснуто в узкую долину у подножия высоких холмов. В центре города протекает маленькая речка Мильяка, которая летом наполовину высыхает. В старой части города, около собора, улицы кривые и узкие. Но набережная Аппеля, теперь именуемая набережной Степановича, – широкая улица с домами с одной стороны и с низким барьером со стороны набережной реки Мильяки. Набережная ведет к ратуше и несколькими мостами связана с другой стороной города, где находятся главные мечети и резиденция губернатора или Конак. На набережной Аппеля, где должен был проезжать эрцгерцог с женой, Илич разместил убийц, которым он за несколько часов до этого роздал бомбы и револьверы.

Мехметбашич, Вазо Чубринович и Габринович стояли у реки, около моста Кумурья. Илич и Попович находились на противоположной стороне улицы, около австро-венгерского банка. Дальше по набережной стоял и Принцип, занявший сначала место у Латинского моста. После покушения Габриновича, когда эрцгерцог находился в ратуше, он перешел через набережную и стал на углу узкой, извилистой улицы Франца-Иосифа, называющейся теперь улицей Короля Петра, где и произошло убийство. Дальше в направлении ратуши прогуливался Грабец, высматривая удобное место, где бы ему не помешала полиция.

В воскресенье 28 июня 1914 года, в день святого Витта, погода с утра стояла великолепная. Улицы по требованию городского головы были украшены флагами в честь эрцгерцога, во многих окнах были выставлены его портреты. Большие толпы народа стояли на улицах, чтобы посмотреть на его проезд. Публику не оттесняли, и улицы не были оцеплены солдатами, как это сделали в 1910 году, когда город посетил Франц-Иосиф. Некоторые лояльные газеты приветствовали приезд эрцгерцога, но главная сербская газета «Народ» удовольствовалась простым сообщением о его приезде, а остальную часть номера посвятила патриотическим статьям, рассказывавшим о значении дня святого Витта и Косовской битве. Кроме того, в газете был помещен портрет сербского короля Петра, исполненный в национальных сербских цветах.

Франц-Фердинанд и его свита прибыли в Сараево из Элидзе приблизительно в 10 часов утра. После смотра местных войск они отправились на автомобиле в ратушу, где по программе должен был состояться торжественный прием. Наследник престола был в парадной форме, при всех орденах, жена его была в белом платье и широкополой шляпе и сидела рядом с ним. На скамейке против них сидел военный губернатор Боснии генерал Потиорек и указывал достопримечательности, мимо которых они проезжали. Впереди в другом автомобиле ехали городской голова и начальник полиции. Сзади следовало еще два автомобиля, в котором сидели разные лица, принадлежащие к свите эрцгерцога и к штабу генерала Потиорека.

Как раз когда они подъезжали к мосту Кумурья и Потиорек обратил внимание эрцгерцога на какие-то новые, недавно воздвигнутые бараки, Габринович ударом о столб отбил головку бомбы, сделал шаг вперед и швырнул бомбу в автомобиль эрцгерцога. Шофер, заметивший его, поехал скорее, бомба упала на откинутый верх автомобиля и соскользнула на мостовую. По другой версии, Франц-Фердинанд с чрезвычайным хладнокровием схватил бомбу и бросил на улицу. Она взорвалась со страшным грохотом, повредила следовавший за эрцгерцогом автомобиль, серьезно ранив подполковника Морица и нескольких посторонних лиц.

Габринович перепрыгнул через парапет набережной в реку, которая в это время года почти высыхает. Он пытался скрыться, но полицейские агенты быстро схватили его и повели на допрос. Тем временем четвертый автомобиль, у которого только разбилось переднее стекло, обогнул поврежденный автомобиль и быстро подъехал к автомобилю эрцгерцога. Там никто не пострадал, и только у эрцгерцога на лице была царапина, очевидно, от оторвавшейся крышки бомбы. Эрцгерцог велел всем автомобилям остановиться для того, чтобы выяснить размеры причиненного вреда. Узнав, что раненого уже отправили в госпиталь, он с обыкновенным для него хладнокровием и мужеством сказал: «Поедемте, это был сумасшедший. Господа, будем выполнять нашу программу».

Автомобили поехали к ратуше, сначала быстро, а потом по распоряжению эрцгерцога медленнее для того, чтобы эрцгерцога можно было лучше видеть. В ратуше жену эрцгерцога встретила депутация магометанских женщин, в то время как эрцгерцог должен был принимать гражданских чиновников. Городской голова, написавший свое приветствие, стал читать его, словно ничего не случилось. Но составленная им речь не очень подходила к моменту. В ней говорилось о лояльности боснийского населения и об исключительной радости, с которой оно приветствует наследника престола. Франц-Фердинанд, по натуре своей легко возбудимый и несдержанный, резко оборвал городского голову: «Довольно! Что же это такое? Я приезжаю к вам, а вы встречаете меня бомбами». Но, несмотря на это, он все-таки позволил городскому голове дочитать свою приветственную речь до конца, и этим формальный прием в ратуше закончился.

Возник вопрос, следует ли выполнять установленную раньше программу, по которой предполагалось проехать по узкой улице Франца-Иосифа в густо населенную часть города и посетить музей, или во избежание нового возможного покушения направиться прямо во дворец губернатора на другой берег реки, где гостей ожидал завтрак. Эрцгерцог выразил настойчивое желание посетить больницу, чтобы справиться о состоянии здоровья офицера, который был ранен бомбой Габриновича. Генерал Потиорек и начальник полиции считали очень мало вероятным, чтобы в тот же день последовало еще второе покушение. Но в виде наказания за первое покушение и из осторожности было решено, что автомобили не должны следовать по первоначальному маршруту, по узкой улице Франца-Иосифа, а должны быстро проехать в больницу и музей по набережной Аппеля. После этого эрцгерцог, его жена и остальные сели в автомобиль в том же порядке, как и раньше, и только граф Гаррах стал на левую подножку автомобиля эрцгерцога, чтобы защитить его в случае нападения на набережной со стороны Мильяки. Когда подъехали к улице Франца-Иосифа, автомобиль городского головы, ехавший впереди, свернул на эту улицу, следуя первоначальному маршруту. Шофер эрцгерцога поехал за ним, но тут Потиорек крикнул: «Не туда поехали, поезжайте прямо по набережной Аппеля!» Шофер затормозил автомобиль, для того чтобы повернуть обратно. Как раз на том самом углу, где автомобиль остановился на один роковой момент, стоял Принцип, перешедший туда с набережной, где он стоял раньше. Это случайное стечение обстоятельств создало для него исключительно благоприятные условия. Он сделал шаг вперед и выстрелил два раза. Одна пуля попала в шею эрцгерцогу, так что кровь фонтаном полилась у него изо рта; другая (вероятно, предназначенная для Потиорека